что такое социальное протезирование в психологии

Психология старения

Главная > Реферат >Психология

Пример 5. Х-ва Е.С., отделение социальной помощи № 3.

1924 года рождения, вдова известного ученого. Живет вместе с дочерью — инвалидом II группы. По квартире передвигается с трудом, на улицу не выходит совсем. Очень привязана к своим животным — маленькой декоративной собачке и экзотическому попугаю. У Е. С. много друзей и знакомых — ученики и сослуживцы мужа и дочери, однокурсники, соседи.

В данном случае прикрепление социального работника также не очень значительно повлияло на общее состояние подопечной, поскольку у нее и до этого был широкий круг общения. Кроме того, подопечная живет в семье и, следовательно, в меньшей степени ощущает себя одинокой. Однако и Е. С. отметила, что служба социальной помощи помогла ей ощутить свою независимость: «Я как будто делаю все сама, как десять лет назад».

Из приведенных примеров видно, что изменение окружающей обстановки приводит к изменению психологических особенностей личности подопечных.

[Итак], снижение физических возможностей в пожилом возрасте вызывает такие личностные изменения, как недовольство своим здоровьем, ощущение себя не очень счастливым, склонность предаваться грустным размышлениям. Еще более значительно сказывается на состоянии пожилых людей фактор одиночества: в целом, одинокие люди чувствуют себя старше своего возраста.

Эти, в основном негативные, черты личности пожилых людей были частично компенсированы с помощью «социального протезирования». Сравнивая личностные особенности подопечных (одиноких пожилых людей со сниженными физическими возможностями) до и после принятия их на надомное обслуживание центрами социальной помощи населению, удалось выделить ряд положительных изменений в их состоянии. Например, подопечные стали чувствовать себя несколько моложе, чем прежде, у них появилась некоторая жизненная перспектива — интерес к жизни, ожидание событий, новые ценности и т.д. Большинство подопечных стали считать себя менее одинокими и более счастливыми.

Следовательно, «социальное протезирование» служит действенным средством компенсации негативных особенностей личности пожилых людей, вызванных физической немощью и одиночеством.

Методология изучения старости и старения

А.А.Козлов. Теории и традиции западной социальной

Е.В.Якимова. Геронтология в динамическом обществе:

К. А. Феофанов. Старость в современном обществе: руководство

по социальной геронтологии: Реферативный обзор

О. В. Краснова. Виды и методы исследований в психологии

Е. В. Якимова. Последний этап: исторические аспекты

зрелости и старости: Реферативный обзор

С. Ольман. Призрение старости в дореволюционной России

М.Д.Александрова. Отечественные исследования социальных

И.И.Лихницкая, Р.Ш.Бахтияров. Академик З.Г.Френкель

и становление геронтологии в России

Философия старости и старения

вечных вопросов и истинных ценностей

B. П. Козырьков. Пожилой человек как социокультурный тип

В. Л. Калькова. Старость: Реферативный обзор

Социология старости и старения

В.Анурин. Некоторые проблемы социологии старости

3. М. Саралиева, С. С. Балобанов. Пожилой человек

в Центральной России

Л. С. Шилова. Факторы социальной адаптации пожилых

Психология старости и старения

Общие вопросы психологии позднего возраста

Б. Г. Ананьев. К проблеме возраста в современной

Л.И.Анцыферова. Новые стадии поздней жизни: время

теплой осени или суровой зимы?

Т.Д. Марцинковская. Особенности психического развития

в позднем возрасте

А. Г.Лидере. Кризис пожилого возраста: гипотеза

о его психологическом содержании

Возрастные особенности психического развития при старении

Л.В.Бороздина, О.Н.Молчанова. Особенности самооценки

в позднем возрасте

Н. К. Корсакова. Нейропсихология позднего возраста:

обоснование концепции и прикладные аспекты

Н.К.Корсакова, Е.Ю.Балашова. Опосредование

как компонент саморегуляции психической

деятельности в позднем возрасте

О. Н. Молчанова. Психологический витаукт как механизм

стабилизации Я-концепции в позднем возрасте

М. В. Ермолаева. Методы психологической регуляции

эмоциональных переживаний в старости

М. А.Холодная, Н. Б. Маньковский и др. Своеобразие уровневых,

структурных и стилевых характеристик интеллекта

в пожилом возрасте

Социально-психологические особенности психического развития

М.Д.Александрова. [Старение: социально-психологический

О.В.Краснова., Т.Д.Марцинковская. Особенности социально-

психологической адаптации в позднем возрасте

О. В. Краснова. Исследование идентификации пожилых людей

с помощью методики М.Куна «Кто Я?»

А. Б. Синельников, Д. Ф.Децнер. Отношения между

поколениями в американских и российских семьях

Д. Филд. Социальные связи в старости: Результаты Боннского

и Берклинского лонгитюдных исследований

И. И. Елисеева, Л. М. Прокофьева, П. Фести. Влияние развода

на межпоколенные контакты

О. В. Краснова. Роль бабушки: Сравнительный анализ

Ю.М.Данилов. Семейные отношения психически больных

М. Греллер. Старение и работа: человеческий

и экономический потенциал

И. Б. Назарова. Пенсионеры и работающие: труд, здоровье

Пожилые и старики в стационарах

Л. А. Котова. О психической адаптации пожилых больных

при поступлении в психиатрический стационар

О. В. Гусева. Особенности реакции на госпитализацию

психически больных пожилого возраста

О. А. Воронина. Внутриличностный конфликт и социально-сихологическая работа с ним в условиях дома-интерната

Старость и болезнь

И. Н. Веселкова, Е. В. Землянова. Проблемы здоровья

и медико-социального обслуживания пожилых людей

Н. Ф.Дементьева. Изучение потребностей пожилых в медико-

В. Ф.Друзь, В.Г.Будза и др. Клинические и социальные аспекты

одиночества психически больных позднего возраста

Т. В. Зозуля. К проблеме профилактики психических

расстройств пожилого возраста

Р. Ш. Бахтияров, А. В. Гнездилов, О.Т.Дятченко и др.

Психологические и социальные аспекты реабилитации

онкологических больных пожилого возраста

Танатология и горе в старости: психологическое сопровождение

Р. Калиш. Пожилые люди и горе: Реферативный обзор

Л. В. Сатина. Депрессия позднего периода жизни: горе

и осложнения, связанные с ним в пожилом возрасте:

Б. Геневей. Потеря матери: личные впечатления:

И. Кемпер. Страх психотерапевта перед темой смерти: Случай

О. В. Краснова. Пожилые люди, умирание и механизмы

переноса: Реферативный обзор

А.Керкхоф, Р.Диекстра, П.Хиршхорн, А.Виссер.

Возможности предотвращения суицида среди людей

Психологическая помощь в старости

Работа с персоналом

А. И. Тащева. Концепция организации психологической

помощи одиноким людям пожилого возраста

О.В.Краснова. Эйджизм в работе с пожилыми людьми

Г. П. Медведева. Роль психологической компетентности

В.А.Иванов. Работа штатного психолога в ЦСО: проблема

И. В. Садикова. Опыт психологической работы в центре

Читайте также:  что такое самодостаточный человек женщина

Работа с клиентами — пожилыми и старыми людьми

Н.В.Зоткин. Физиологические изменения, связанные

Т. Н.Розова. «Значимые события» как метод психологического

консультирования пожилых людей

О. Ю. Федотова. Телефон доверия в системе психологической

помощи пожилым людям

К. А. Страшникова, М.М. Тульчинский. Социально-

психологическая помощь и поддержка [пожилых]

в культурной среде

Л. В. Сатина. Психотерапевтическая работа, с пожилыми

в состоянии горя: группы «Тяжелой утраты»:

Ю. И. Фролов, Э. Н. Тищенко. Решение конкретных проблем

с помощью «социального протезирования»

Психология старости и старения

Составители Краснова Ольга Викторовна, Лидере Александр Георгиевич

Редактор М. И. Черкасская

Ответственный редактор И. Б. Чистякова

Технический редактор Е. Ф. Коржуева

Компьютерная верстка: В. П. Якимочкин

Корректоры: О. В. Куликова, О. Н. Тетерина

Диапозитивы предоставлены издательством.

Лицензия ИД № 02025 от 13.06.2000. Издательский центр «Академия». Санитарно-эпидемиологическое заключение № 77.99.02.953.Д.002682.05.01 от 18.05.2001. 117342, Москва, ул. Бутлерова, 17-Б, к. 223. Тел./факс: (095)330-1092, 334-8337.

Отпечатано на Саратовском полиграфическом комбинате. 410004, г. Саратов, ул. Чернышевского, 59.

1 Краснова О. В. Виды и методы исследований в психологии старения // Психология зрелости и старения. — 1999. — № 1. — С. 5 — 21.

Источник

Ю. И. Фролов, Э. Н. Тищенко

dark fb.4725bc4eebdb65ca23e89e212ea8a0ea dark vk.71a586ff1b2903f7f61b0a284beb079f dark twitter.51e15b08a51bdf794f88684782916cc0 dark odnoklas.810a90026299a2be30475bf15c20af5b

caret left.c509a6ae019403bf80f96bff00cd87cd

caret right.6696d877b5de329b9afe170140b9f935

РЕШЕНИЕ КОНКРЕТНЫХ ПРОБЛЕМ С ПОМОЩЬЮ «СОЦИАЛЬНОГО ПРОТЕЗИРОВАНИЯ» 1

Использование «социального протеза» 2 значительно улучшает общее психологическое состояние [пожилых]. Снижение показа­теля реализованное™ говорит о том, что у [них] появилась жиз­ненная перспектива, новые жизненные ценности — такие, как независимость, уверенность в себе, стремление к активной, дея­тельной жизни. Большинство испытуемых стали считать себя бо­лее счастливыми.

«Социальное протезирование» не просто помогло подопечным компенсировать снижение физических возможностей, но и изба­вило многих из них от одиночества. Кроме того, большинство ис­пытуемых стали чувствовать себя значительно моложе.

Следовательно, «социальное протезирование» является дей­ственным средством улучшения общего психологического состо­яния испытуемых, а также может применяться для коррекции пси­хологических особенностей личности пожилых людей.

Попытаемся ближе познакомиться с жизнью отдельных испы­туемых и решить их проблемы с помощью «социального протези­рования». Участие подопечных в исследовании было сугубо добро­вольным. Общий портрет вырисовывался на основе личных на­блюдений и выводов, а также тех сведений, которые человек со­общал о себе сам.

Конечно, тяжело на основании нескольких биографий делать глобальные выводы. Трудно детально проследить жизненный путь каждого из подопечных, чтобы выявить то новообразование, ко­торое влияет на заключительный этап жизненного пути. Это — цель более серьезного и детального исследования. Однако, если исходить из эпигенетической концепции развития личности Э.Эриксона, изменение социокультурных условий существования личности ведет к утрате прежней и формированию новой иден­тичности [Анцыферова Л.И., 1980]. Следовательно, неврозы «по­тери себя» обусловлены изменениями в жизни общества. В нашем случае приходилось иметь дело с яркими проявлениями «потери себя». Причины такого состояния различны. Смысл терапевтичес-

1 Фролов Ю.И., Тищенко Э.Н. Применение психологического принципа ком­пенсации дефекта к анализу старения // Психология зрелости и старения. — 2000. — №1(9).-С. 40-65.

2 Речь идет о социальной компенсации дефекта, заменяющей работу реальных физиологических систем. Созданная недавно система социальной помощи пожи­лым и инвалидам служит примером такого «социального протезирования» (при­мечание составителей хрестоматии).

кой работы усматривался в возвращении подопечному утрачен­ного чувства идентичности. Фактически терапевтическое воздей­ствие заключалось в изменении внешней ситуации, в которой на­ходился подопечный: прикреплении другого социального работ­ника, расширении круга общения и т.п. Это полностью согласо­валось с принципом компенсации дефекта Адлера, которая по­рождается (по Выготскому) социальной средой. Ниже приводятся некоторые результаты проделанной работы.

Пример 1. Д-ва М.А. (отделение социальной помощи № 5).

1912 года рождения, по специальности — художник-модельер. Вдова военачальника, погибшего в 30-е годы. Была репрессирова­на, сослана в Казахстан, откуда возвратилась лишь в конце 50-х годов. По словам М. А., выжить в тех тяжелых условиях ей помогло ремесло — пошив и моделирование одежды. «Это сейчас, — гово­рит она, — мое умение никому не нужно, а тогда очень цени­лось». М.А. живет в большой коммунальной квартире, старается поддерживать с соседями ровные отношения, хотя одной из сво­их соседок явно не симпатизирует. С другой соседкой, ее ровесни­цей, у М.А. дружеские отношения. «У нас почти одинаковые судь­бы, — говорит она о соседке, — нам легче понять друг друга». М. А. считает, что судьба у нее не сложилась, так как нет детей и вну­ков. «Я тихо доживаю свой век, увы, не так, как хотелось бы», — признается она.

Работа с подопечной началась с замены социального работни­ка: вместо средних лет мужчины-инженера, работающего по со­вместительству, к М.А. была прикреплена молодая женщина, мать пятилетнего сына, увлекающаяся шитьем и моделированием одеж­ды. С М.А. она общалась не только по службе, но и брала у нее уроки моделирования. Часто социальная работница приходила к подопечной с сыном. Пока мама выполняла очередное задание, М.А. читала ребенку книгу, разговаривала с ним или играла. Таким образом, достигался двойной эффект: М.А. еще раз ощутила себя профессионалом, чье искусство нужно кому-то и, общаясь с ре­бенком, хотя бы частично реализовывала себя в новом качестве — «заботливой бабушки». Именно бабушкой стал звать М.А. пяти­летний мальчик. С этой поры в жизни М.А. начался новый этап. «Я знаю, что в пятницу, как обычно, придет К. с малышом, и не так пусто будет вокруг», — говорит она. Сейчас у М.А. работает дру­гой социальный работник, но связи с К. она не теряет. Они часто встречаются, обсуждают новые модели одежды, вместе готовят сына К. к школе — учат читать, писать, рисовать.

640 1

Пример 2. Г-г И. Л., отделение социальной помощи № 3.

1927 года рождения. Раньше жил с матерью, тоже подопечной службы социальной помощи, которая умерла два года назад. По образованию — инженер, но позже получил второе высшее обра­зование. Не без гордости рассказывает о том, что учился также в

Читайте также:  Катался на мопеде во сне

Народном Университете, был лектором общества «Знание». Ни жены, ни детей у И. Л. не было, однако, по его словам, он об этом не жалеет, так как «не стал бы тем, кем стал», будь у него семья. Живет И. Л. в отдельной двухкомнатной квартире, из кото­рой практически не выходит. Окна в комнатах закрыты тяжелыми шторами, везде — на шкафах, столах, стульях — стопки книг. И. Л. сетует на общее «бескультурье и невоспитанность», так как его «редко поздравляют с праздниками», а он «никогда не забывает это сделать». Знакомые к нему практически не заходят и не звонят. В последние два года, с тех пор, как умерла мать, И. Л. столкнулся с новыми проблемами: он не умеет готовить даже самые простые блюда, практически не имеет навыков самообслуживания и т. п.

Работу с подопечным, как и в первом случае, начали с замены социального работника: вместо девушки-студентки была назна­чена пенсионерка Н. Не имея среднего образования, Н. искренне восхищалась «ученостью» своего нового подопечного. Кроме того, она частично взялась выполнять за И. Л. работу по дому, т.е. при­няла на себя часть функций его покойной матери. Живя на одной улице с И. Л., Н. часто навещала своего подопечного, познакоми­ла с ним своих домашних. И. Л. даже один раз «выбрался в гости к Н.», о чем еще долго с восхищением вспоминал. Таким образом, он как бы вновь «обрел себя» — роль матери взяла на себя его новая попечительница.

Однако не всегда удавалось помочь подопечным разрешить слож­ную ситуацию, в которой они оказывались.

Пример 3. Ч-ва Л. И., отделение социальной помощи № 2.

1924 года рождения, по образованию химик, окончила Мос­ковский государственный университет. После войны защитила кан­дидатскую диссертацию, работала на производстве. Инвалид I груп­пы. Близких родственников нет. К племяннику, живущему в Ко­ломне, относится резко отрицательно. За три года Л. И. обслужи­валась шестью социальными работниками, и каждый из них всту­пал с ней в конфликт. По ее же словам, часто конфликтует с работниками аптеки, магазина, соседями из других квартир (Л. И. живет в отдельной однокомнатной квартире). Очень гордится тем, что борется, как ей кажется, за справедливость: соседку «посади­ла за незаконное проживание в Москве», на социального работ­ника жаловалась не только непосредственному его начальнику, но даже в Главное управление социального обеспечения. Однако Л. И. жалуется в различные инстанции преимущественно по теле­фону, написать или просто поставить свою подпись под написан­ным она категорически отказывается. Л. И. часто возмущается вне­шним видом социальных работников: «Почему у молодого чело­века борода, как у попа?» и требует прислать другого человека.

Найти контакт с этой подопечной не удалось. Любое общение с Л. И. сводится к рассказам о том, как, кого и когда с ее помо-

щью наказали. Таким образом, подопечная нашла для себя псев­додеятельность и посвятила ей свою жизнь. Хотя Л. И. и понимает, что подобное поведение отталкивает от нее людей, на изменения в себе или в окружающей обстановке она категорически не со­гласна. Как-то в разговоре Л. И. обмолвилась: «Я за свою жизнь на­страдалась, пусть им (соседям) тоже будет плохо». Нежелание Л. И. считаться с окружающими, раздраженность и озлобленность — вот характерные признаки невроза «потери себя», ступень к безыс­ходному отчаянию.

Несмотря на то что в большинстве случаев удавалось помочь подопечным разрешать свои проблемы, ярко выраженный эффект положительного воздействия на них, как в двух первых примерах, проявлялся нечасто.

Пример 4. Ф-ль Е.Я., отделение социальной помощи № 2.

1913 года рождения, живет в комнате в коммунальной кварти­ре, отношения с соседями очень доброжелательные. Последнее время Е.Я. стало тяжело выходить на улицу за продуктами, поэто­му она обратилась в отделение социальной помощи, так как «со­седи и так слишком много заботятся» о ней. Е.Я. — вдова «ответ­ственного работника», сама всю жизнь была активной обществен­ницей. До последнего времени она вела кружок рукоделия при ДЭЗе. Каждый день в определенное время Е.Я. кормит кошек и голубей, которые собираются под ее окном. Очень часто в ее ком­нате можно застать соседских детей. Раньше Е.Я. очень любила ходить в театры, на концерты, а теперь, по ее словам, «все этот ящик (телевизор) заменил». Родственников у Е.Я. нет, «зато есть друзья, не так много, как раньше, но все-таки есть».

Прикрепленная к Е.Я. социальная работница частично воспол­нила ей нехватку близких людей, у них сложились очень добрые, доверительные отношения. «Знакомые в основном звонят мне по телефону, — говорит Е.Я., — а А. приходит сама. Это большая разница!» Однако эффект улучшения общего состояния подопеч­ной был не слишком явным, так как изменения в ее жизни были скорее не качественными, а количественными.

Пример 5. Х-ва Е.С., отделение социальной помощи № 3.

1924 года рождения, вдова известного ученого. Живет вместе с дочерью — инвалидом II группы. По квартире передвигается с трудом, на улицу не выходит совсем. Очень привязана к своим животным — маленькой декоративной собачке и экзотическому попугаю. У Е. С. много друзей и знакомых — ученики и сослужив­цы мужа и дочери, однокурсники, соседи.

В данном случае прикрепление социального работника также не очень значительно повлияло на общее состояние подопечной, поскольку у нее и до этого был широкий круг общения. Кроме того, подопечная живет в семье и, следовательно, в меньшей сте­пени ощущает себя одинокой. Однако и Е. С. отметила, что служба

социальной помощи помогла ей ощутить свою независимость: «Я как будто делаю все сама, как десять лет назад».

Из приведенных примеров видно, что изменение окружающей обстановки приводит к изменению психологических особеннос­тей личности подопечных.

Читайте также:  Ели запеченную рыбу во сне

[Итак], снижение физических возможностей в пожилом возра­сте вызывает такие личностные изменения, как недовольство своим здоровьем, ощущение себя не очень счастливым, склонность пре­даваться грустным размышлениям. Еще более значительно сказы­вается на состоянии пожилых людей фактор одиночества: в це­лом, одинокие люди чувствуют себя старше своего возраста.

Эти, в основном негативные, черты личности пожилых людей были частично компенсированы с помощью «социального проте­зирования». Сравнивая личностные особенности подопечных (оди­ноких пожилых людей со сниженными физическими возможнос­тями) до и после принятия их на надомное обслуживание цент­рами социальной помощи населению, удалось выделить ряд по­ложительных изменений в их состоянии. Например, подопечные стали чувствовать себя несколько моложе, чем прежде, у них по­явилась некоторая жизненная перспектива — интерес к жизни, ожидание событий, новые ценности и т.д. Большинство подопеч­ных стали считать себя менее одинокими и более счастливыми.

Следовательно, «социальное протезирование» служит действен­ным средством компенсации негативных особенностей личности пожилых людей, вызванных физической немощью и одиночеством.

Источник

Психоаналитические подходы к старости

Карл Юнг придавал большое значение изучению проблем, как он называл, «второй половины жизни» человека. Для него середина жизни являлась критическим поворотным моментом, когда перед индивидом открывались новые возможности для саморазвития.

Человеку уже не требовалось устанавливать столько внешних связей, ему не нужна форсированная социализация. В зрелом возрасте человек в основном поглощен внутренней работой самопознания (самореализации), которую Юнг назвал «индивидуацией». Человек во второй половине жизни может обрести новое полновесное развитие своей личности. Человек в этом возрасте способен принять в своем Я как «женское», так и «мужское» начало. Юнг придавал большое значение символическому и религиозному опыту в обретении состояния гармонии между индивидом и окружающим его миром. Обладая энциклопедическими знаниями во многих областях, он сумел убедительно доказать правоту своей теории на примерах различных культур социальной и индивидуальной жизни разных обществ.

Альфред Адлер, изучая роль мотивации в поведении человека, считал, что основной мотивационной силой в жизни человека является чувство его собственной неполноценности. Любой индивид в той или иной степени испытывает это чувство. Особенно остро неполноценность ощущается человеком в детском возрасте, ибо тогда властные жизненные позиции являются исключительной привилегией взрослых. Некоторые люди испытывают это чувство более остро, чем другие, особенно когда речь идет о человеке с физическими недостатками или о тех, с кем в детстве слишком строго обращались. Адлер считал, что на протяжении всей своей жизни индивид стремится в той иной степени компенсировать это первичное чувство неполноценности. Это стремление может принять как позитивную направленность и выразиться в достижении больших успехов в жизни индивида, в преодолении его физических недостатков, так и негативную окраску в виде демонстрации чрезмерной властности в отношениях с другими людьми.

Теория А. Адлера могла бы стать чрезвычайно плодотворной для разработки психологической проблемы старости. Ситуация снижения физических и физиологических возможностей в старости приводит к неспособности вести прежний образ жизни, к необходимости от чего-то отказываться, что-то менять. К данной ситуации применим принцип компенсации, предложенный А. Адлером, его «основной психологический закон» о диалектическом превращении органической недостаточности через субъективное чувство неполноценности в психическое стремление к компенсации и сверхкомпенсации. Используя предложенный А. Адлером принцип (согласно которому препятствие вводит в развитие психики перспективу будущего, которая, в свою очередь, создает стимул для стремления и компенсации), Л. С. Выготский отмечал, что стремление компенсировать дефект порождается не внутренними причинами, а внешними факторами — социальной средой. Таким образом, речь идет о социальной компенсации дефекта, о «социальном протезе», который должен заменить работу реальных физиологических систем. Для пожилых и старых людей в качестве такого «социального протеза» может выступить система социальной помощи. Для ее работы идеи Адлера в решении проблем пожилого человека достаточно конструктивны. Он предлагает снимать чувство неполноценности и сопутствующие неврозы, помогая индивиду найти смысл жизни в оказании помощи другим людям, добиться такого состояния, когда ощущение принадлежности к социальной общности не покидало бы старого человека.

Наибольший вклад в развитие геронтопсихологии, собственно психологической концепции старости внесла теория Эрика Эриксона о восьми стадиях развития личности. Для каждой стадии жизненного цикла характерна специфическая задача, которая выдвигается обществом, и каждая стадия имеет определенную цель в достижении того или иного социально-ценного качества.

Восьмая стадия жизненного пути — старость — характеризуется достижением новой завершенной формы эгоидентичности. Только в человеке, который каким-то образом проявил заботу в отношении людей и приспособился к успехам и разочарованиям, неотъемлемым от жизни, в родителе детей и создателе вещей и идей — только в нем постепенно созревает плод всех семи стадий — целостность личности.

warning b

Теория Э. Эриксона вызвала огромный интерес у психологов, и позднее была расширена Р. Пэком. Р. Пэк считал, что для достижения «успешной старости» человек должен решить три основные задачи, охватывающие три измерения его личности:

Если люди определяют себя только в рамках своей работы или семьи, то выход на пенсию? смена работы или уход детей из дома вызовет такой прилив отрицательных эмоций, с которыми индивидуум может не справиться;

«Эго» – измерение, имеющее особое, важное значение в старости. Люди не должны предаваться мыслям о смерти (или, как это формулирует Пэк, не должны погружаться в «ночь Эго»). Согласно теории Э. Эриксона, люди, которые встречают старость без страха и отчаяния, переступают через близкую перспективу собственной смерти благодаря участию в молодом поколении – наследие, которое их переживет.

Подобно стадиям Эриксона, ни одно из измерений Пэка не ограничивается средним возрастом или старостью. Решения, принятые в начале жизни, выступают в качестве строительных блоков, из которых складываются все решения взрослого человека, а люди среднего возраста уже начинают разрешать проблемы грядущей старости.

Источник

DACHARAI - самый большой ресурс для садовода
Adblock
detector