что такое спасение в христианстве

Содержание

О Спасении

270199.p

По сути гордый грешник рвется мыслить правовыми категориями. Терпение и смирение отсутствуют в качестве понятий старорежимных. Любовь, если есть, то только половая. Вот он и заносит терминологию права в область отношений с Богом. «Я могу», «я имею право», «мое – не тронь». Стоит ли говорить подробно о том, что Бог не намерен говорить с нами в категориях гражданского или уголовного права? Стоит ли говорить, что Он исчезает (неприметно, как Ему Одному это возможно) из области подобных разговоров, оставляя людям вместо Своего присутствия одну лишь идею о Себе? Идея о Боге вместо Самого Бога – это должно быть многим понятно.

Плоть сегодня смиряют, кажется, одни спортсмены. Это они рвут связки, сгоняют вес, падают в обмороки на тренировках. Готовы умереть за результат, и за страну, кстати. Оттого их лентяи, возможно, и любят, как античных героев. В прочих местах аскетизм заметен мало. Даже идея его отсутствует. Зато присутствуют постные меню в ресторанах на период Четыредесятницы. И люди боятся болеть, тревожатся о фигуре, хотят жить дольше и качественнее, и с этим бестолку спорить. Пусть так будет. Ведь только спорить начни – в лагере защитников плотоугодия и законов мира сего обретешь множество людей в сане, даже в клобуках и так далее. Да, ладно. Это дух эпохи, и мы в плену у него. Все, хоть и в разной степени. Не в первый раз в истории христиане – просто пленники исторического времени, жарко спорящие о свободе.

Никто из нас – из знающих Господа Иисуса – да не постраждет, как похититель чужой собственности, как осквернитель чужого ложа! Потому что здесь вражда и наказание будут оправданы и награды не повлекут. Но врагов нынче весьма легко заработать или нажить, назвав всего лишь черное – черным, белое – белым. И все!

Тут, как со смирением. Обычно думают, что смиряться нужно, если согрешил. Согрешил, мол, теперь сиди и укоряй себя: я грешник, я такой, я сякой. Это правда. Но не вся. Христос греха не имел. Однако говорит: Я кроток и смирен сердцем. То есть, смирение напрямую с совершенным грехом не связано. Можно смиряться, и не согрешая. Можно смирять гордыню, видя величие дел Божиих и сравнивая их со своей маломерностью. Или, вникая в исторические судьбы Промысла. Можно смирять себя через деятельное сострадание. Путей много.

Так же и с врагами. Можно, никого лично не обижая, иметь множество врагов. Для этого нужно всего лишь взять конкретный грех, вытащить его из тьмы повседневности под софиты общественного внимания и надавать пощечин. Греху, разумеется. Вы удивитесь, но многие после этого с вами разговаривать откажутся. А еще многие разразятся такой матросской бранью, каковую вы при их дипломах не предполагали даже. Привожу теоретический пример.

Есть заповедь о почитании отца и матери. Заповедь не оговаривает нравственных качеств родителей и не ставит почитание их в зависимость от «хорошести» последних. Однако и не требует любви, а только почитания. Нужны толкования. Но при этом «злословящий отца и мать смертью умрет». Тем более, поднимающий руку на престарелых родителей. И вот вам случилось – в эфире ли, в компании ли – жарко высказаться на означенную тему. Вы описали мерзость насилия над старостью, которая дала вам жизнь. И не стеснялись в выражениях. Два – три человека, слышавшие эту речь, молча покивали головами. А один (одна) вдруг покраснел (ла) и заёрзал на стуле. Потом сказал: Ну, знаете ли… Родители всякие бывают! Есть, знаете ли, такое! И вообще, кто дал вам право так безапелляционно судить о тысячах различных судеб? И вообще (все боле распаляясь) кто вы такой? Да я вас… Да я тебя! (Тут дело легко может дойти и до рукоприкладства). Но очевидно – «навозну кучу разрывая, вы вдруг нашли жемчужное зерно». Грех обличен и грешник сам себя выдал с головою. Теперь, возможно, он ваш враг, ибо вы – проявитель его стыдной тайны.

Так же будет и со всем остальным греховным прейскурантом. Сами вы не безгрешны, поэтому особых громов и молний от вас не дождешься – совесть саднит. Но, даже вскользь обходя язвы общества, наткнешься непременно на защитников воровства из бюджета (что как бы намекает). Еще наткнешься на защитников половой свободы до брака, абортов, разводов, курения марихуаны. На любителей пирсинга, адептов самоубийства, адвокатов педерастии, безбожия, обжорства, языческих жертвоприношений и проч. Все это «как бы намекает», а значит вам, как невольному проявителю чужих «фокусов», странно совмещаемых с крестиком на груди, будет не сладко. Личности не затронуты, но враги появились.

Вот с этой инфернальной реальностью сталкиваясь, вы и будете смиряться. Это будет хороший опыт смирения. Без публичной ругани (ибо бесполезно), без проклятий и обличений личных (ибо нельзя!), но только за реальную святость против реальных грехов и с реальными шишками и душевной усталостью. Итак, если грех вам не мил, а рот вам пока не забили глиной, и вы говорите внятно без «сю-сю» о современной жизни, врагов у вас будет, хоть отбавляй. Во всех стратах общества. И Церкви… Как ни жаль.

И это – ваши вериги, друзья. Вас, которые не согласны благословлять все подряд, и отличающие ясно то, что можно благословить, от того, что должно проклясть. Иных вериг вам не снести, а уж этих не избежать. Разве что примем раньше времени подвиг молчальничества о вещах кругом происходящих. Тогда будет больше покоя. Больше ли будет пользы – молчу. В кои веки молчу.

Трудно говорить, коли ты в веригах. Специфических.

Источник

Православная Жизнь

От чего христиане спасаются? Что нужно для того, чтобы спастись? Помилует ли Бог всех? Можно ли воцерковиться, но не встретиться со Христом? Нам ответил протоиерей Александр Хворост, настоятель храма святого мученика Иоанна Воина г. Дружковки.

ccd4259434906d0fe36887b4d76bf2c5jpg

Нам надо понимать, что Господь нас создал не для такой жизни. Церковь учит, что мы созданы для другого — для радостного бытия без смерти и страданий. Это возможно только в формате богообщения, то есть тогда, когда мы вернёмся к Богу. Человек должен знать, что есть Бог, и стремиться попасть в Царствие Небесное. Что такое Царствие Небесное? Это проект исправления бытия: нам обещано, что там будут новое небо, новая земля и новый человек. Господь всё исправит, всех воскресит и призовёт к вечной жизни. Он ведёт нас через Воскресение к новой жизни, где человек будет всецело счастлив, и ничто не будет омрачать его существования.

Что надо делать, чтобы спастись?

Прежде всего — надо этого захотеть. Спасение можно обрести только добровольно, при жизни, пока душа в теле и человек может что-то изменить. Что изменить? — покорить свою волю воле Божественной. Это очень важно: отдать свою волю в руки Божии. Мы каждый день по нескольку раз в молитве «Отче наш» произносим слова: «Да будет воля Твоя». Почему важно, чтобы была воля Божия? — потому что Он знает, что для нас лучше и как нам надо жить. Потому мы должны всецело положиться на Его волю. Надо нашу внутреннюю свободу отдать Христу, и тогда Он Сам поведёт нас дальше. И парадоксальным образом от этого свободы у нас станет не меньше, а больше.

Как мы спасаемся?

Первое: человек спасается верой во Христа как Сына Божия, Спасителя, воплотившегося Господа — а не просто в какого-то бога, который где-то далеко и нас не видит. Нет, мы должны уверовать всем сердцем в Бога, Который стал Человеком.

Второе: надо жить так, как учит Христос, Евангелие и Святая Церковь. Человек должен соблюдать заповеди и придерживаться религиозных норм. Полностью исполнить их человек не может, и когда он это поймёт, тогда ещё больше начнёт полагаться на Бога, ему ещё больше нужен будет Спаситель. Он станет ближе ко Христу.

Читайте также:  Если во сне варить уху

Третье: спасение — это процесс встречного движения нас к Богу и Бога к нам. Мы спасаемся милостью Божией, это великий дар. С другой стороны — от нас тоже требуются и вера, и усилие — тот максимум, который человек может дать. Это называется принципом синергии (или соработничества): человек и Бог совместно трудятся для того, чтобы человек достиг Царствия Небесного.

Всё спасительно во Христе — и сама Его личность, и всё, что с Ним связано. Он воплотился, чтобы освятить человеческую природу — и душу, и тело. Как говорил святой Афанасий Великий, Господь человеческую природу поднимает до уровня Божества. Христос — посредник между Богом и людьми, дверь, входящий через которую спасается: «Я есмь дверь: кто войдет Мною, тот спасется» (Ин. 10:9). Он Сам воскрес, не для спецэффектов или чуда, а прошёл через Воскресение, и всех христиан фактически ведёт к нему — полному обновлению человека. Воскресение — это следующий этап человеческой жизни, физической и духовной, который каждый из нас должен пережить. Кто жил со Христом и ради Христа, тот воскреснет с Ним и пойдёт в Царствие Небесное в первую очередь.

Почему православные так беспокоятся о своём спасении? Разве они сомневаются в безграничности милосердия Божия? Разве добрый Бог может не помиловать людей, которых любит? Убеждение, что Господь милостив и всех простит, и верующих, и неверующих, поэтому можно жить как хочешь — это ересь. Всё упирается в свободную волю человека. Если при жизни ему не нужен был Христос, он не встретил Его, не прочувствовал Его любви — ему Он не будет нужен и после смерти. Более того: такой человек не захочет и не сможет быть со Христом, не поймёт Его, даже если Спаситель лично станет перед ним, покажет Свои кровоточащие раны и скажет: «Я за тебя страдал!» Господь подарил нам величайший дар — свободу воли, мы распоряжаемся своей жизнью, и человек, не желающий знать Бога, не захочет узнать Его и после смерти. Клайв С. Льюис писал, что человек, искренне желающий радости и счастья, не попадёт в ад, ад люди выбирают добровольно.

Главное — захотеть встретиться со Христом. Почему некоторые люди уходят из Церкви? Они не встретились там со Христом. Воцерковились, молились, причащались, но не поняли, не почувствовали главного. Тот, кто встретился в Церкви с Господом, остаётся там навсегда, как святые апостолы: «многие из учеников Его отошли от Него и уже не ходили с Ним. Тогда Иисус сказал двенадцати: не хотите ли и вы отойти? Симон Петр отвечал Ему: Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни: и мы уверовали и познали, что Ты Христос, Сын Бога живого» (Ин. 6:66-69).

Если человек по глупости возводил хулу на Духа Святого, спасётся ли он?

В утешение могу сказать: слова о том, что возводящий хулу на Духа Святого не спасётся, были сказаны церковным, глубоко образованным людям — фарисеям, законникам, саддукеям. Это была религиозная элита. Эти люди видели явное действие Божие, но говорили, что Христос делает всё силой князя бесовского. Вот это была хула на Духа Святого. Если же далёкий от Церкви человек говорит какие-то глупости на Бога, это полбеды: как правило, он просто не понимает, не знает многого о Боге. Таким людям, если они поняли, что поступали неправильно, не надо отчаиваться — лучше искренне покаяться, попросить прощения у Бога как у любящего отца. Господь на них зла точно не держит и не обижается. Если они осознали свои ошибки, то от этого только большая радость на небесах.

Чем глубже человек воцерковляется, тем больше понимает, что недостоин спасения. Однако бояться не стоит. Если бы мы могли спастись сами, своими силами, то зачем нам Христос? Чем глубже мы осознаём своё недостоинство, тем больше Он нам нужен, тем мы ближе к Нему — и тем ближе наше спасение. Это нормальный процесс — осознание правды о себе: кто ты есть, из чего слеплен, что из себя представляешь. Любой верующий человек должен понимать, что без Христа и Его любви он из себя не представляет практически ничего. Я глубоко убеждён, что состояние, когда человек чувствует глубокое недостоинство, — это самое лучшее духовное состояние. Первыми в Царствие Небесное войдут те, кто считал себя последним.

Записала Екатерина Щербакова

Источник

Спасение

Спасе́ние (от греч. «σωτηρία» — избав­ле­ние, сохра­не­ние, целе­ние, спа­се­ние, благо, сча­стье) —

1) Про­мыс­ли­тель­ное дей­ствие Все­свя­той Троицы, направ­лен­ное на соеди­не­ние чело­века и Бога, избав­ле­ние его от власти диа­вола, греха, тлен­но­сти, смерт­но­сти, при­об­ще­ние к вечной бла­жен­ной жизни в Цар­стве Небес­ном ( Пс.23:5 );

2) дея­тель­ность Сына Божьего, вопло­тив­ше­гося ради вос­со­еди­не­ния чело­века и Бога, Искуп­ле­ния его от греха, осво­бож­де­ния от раб­ства диа­волу, тлен­но­сти, смерт­но­сти; создав­шего Цер­ковь, непре­станно забо­тя­ще­гося о ней как её неиз­мен­ный Глава ( Лк.2:11 );

3) дея­тель­ность чело­века, осу­ществ­ля­е­мая при содей­ствии Отца и Сына и Свя­того Духа, направ­лен­ная на упо­доб­ле­ние Богу и духов­ное еди­не­ние с Ним, при­об­ще­ние к вечной бла­жен­ной жизни ( Тит.3:5-7 );

4) дей­ствия святых, направ­лен­ные на ока­за­ние той или иной помощи греш­ни­кам.

Спа­се­ние есть исце­ле­ние от греха и его послед­ствий. Своими силами чело­век не мог изба­виться от греха, для спа­се­ния нужен был Новый Родо­на­чаль­ник чело­ве­че­ства, Кото­рый должен быть чело­ве­ком, но и совер­шенно без­греш­ным Суще­ством. А тако­вым Суще­ством явля­ется только Сам Бог. Поэтому Сам Творец берет на Себя миссию спа­се­ния людей. «Мы стали побуж­де­нием к Его вопло­ще­нию; для нашего спа­се­ния пока­зал Он столько чело­ве­ко­лю­бия, что принял чело­ве­че­ское тело и явился в нем» (св. Афа­на­сий Вели­кий).

Вопло­ще­ние Слова Божия – осно­ва­ние спа­се­ния чело­ве­че­ства. Через Вопло­ще­ние Бог воз­же­лал самого пав­шего пока­зать побе­ди­те­лем, ибо Он дела­ется чело­ве­ком, чтобы посред­ством подоб­ного вос­ста­но­вить подоб­ное (св. Иоанн Дамас­кин).

Иисус Хри­стос спа­сает чело­ве­че­ство Своим уче­нием, жизнью, смер­тью и Вос­кре­се­нием. В иску­пи­тель­ном подвиге все эти четыре этапа при­сут­ствуют в нераз­дель­ном един­стве.

Если Вопло­ще­ние Слова – осно­ва­ние спа­се­ния, то усло­вием спа­се­ния явля­ется уча­стие сво­бод­ной чело­ве­че­ской воли, ибо Бог не желает спа­сать людей насильно. Доб­ро­воль­ная вера и подвиж­ни­че­ская жизнь хри­сти­а­нина в непре­стан­ном сотруд­ни­че­стве с Богом поз­во­ляет ему стать при­част­ни­ком Боже­ствен­ной бла­го­дати, освя­тить свое есте­ство соеди­не­нием со Все­свя­тым Богом, побе­дить грех, обре­сти вечную жизнь в Боге.

Насколько кате­го­рично изло­жил Бог усло­вия спа­се­ния?

Воз­можны ли экс­тра­ор­ди­нар­ные случаи спа­се­ния отдель­ных людей?

Воз­можны и исклю­чи­тель­ные случаи, но все они, начи­ная со случая с Бла­го­ра­зум­ным раз­бой­ни­ком, являли веру Христу и пока­я­ние спа­са­е­мых.

Насколько люди вза­и­мо­свя­заны и сво­бодны в спа­се­нии?

Оче­видно, что ребё­нок, вос­пи­ты­ва­е­мый в небла­го­по­луч­ной семье, напри­мер, в семье нар­ко­ма­нов или просто без­бож­ни­ков, изна­чально имеет меньше воз­мож­но­стей познать Бога, чем ребё­нок из срав­ни­тельно бла­го­по­луч­ной хри­сти­ан­ской семьи. Люди влияют друг на друга, напри­мер, мы видим в окру­жа­ю­щем мире мно­го­чис­лен­ные при­меры, когда один чело­век уби­вает или кале­чит дру­гого. Тем не менее, спа­се­ния может достичь каждый, ведь Бог даро­вал каж­дому из нас внут­рен­ний ори­ен­тир — совесть — и при­зы­вает каж­дого чело­века в Свою Цер­ковь. «…И от вся­кого, кому дано много, много и потре­бу­ется; и кому много вве­рено, с того больше взыщут» ( Лк.2:48 ).

Воз­можно ли, чтобы Бог Своей кате­го­рич­но­стью лишь под­тал­ки­вал людей к боль­шему усер­дию в деле спа­се­ния, исполь­зо­вал стро­гость лишь в каче­стве педа­го­ги­че­ского приёма, но в итоге спасёт всех и каж­дого?

Нет, спа­сутся не все. Более того, мы видим, что доста­точно часто Гос­подь при­зы­вает людей не в жест­кой, угро­жа­ю­щей форме, но в мягкой форме, но когда чело­век не слышит этого воз­вы­шен­ного при­зыва, то даёт ему пожи­нать плоды своего неве­рия через тяжё­лые испы­та­ния, тра­ги­че­ские обсто­я­тель­ства. Люди, не вра­зу­мив­ши­еся в тече­ние земной жизни, пожнут соот­вет­ству­ю­щие своей жизни плоды. Одним из след­ствий их попа­да­ния в ад будет их личная неспо­соб­ность жить по нормам Цар­ства Бога.

Кто более кате­го­ри­чен в вопросе воз­мож­но­сти спа­се­ния всех людей: Апо­столы, святые отцы преж­них веков или совре­мен­ные бого­словы?

Апо­столы и святые отцы более кате­го­ричны. За редким исклю­че­нием, общий взгляд святых отцов Церкви сво­дился к бук­валь­ному пони­ма­нию Еван­гель­ского сви­де­тель­ства об отде­ле­нии греш­ни­ков от пра­вед­ни­ков на Страш­ном Суде и о веч­но­сти адовых мук.

Почему исклю­чают воз­мож­ность пока­я­ния на Страш­ном Суде ате­и­ста или зако­ре­не­лого греш­ника, уви­дев­шего Бога во славе? Неужели он мгно­венно не пред­по­чтёт насла­ждаться обще­нием с Богом, войти в Цар­ство Бога? Разве Бог ему не помо­жет?

Самый крат­кий ответ на этот вопрос прост: если у чело­века за чертой земной жизни пусть даже затеп­лится пока­я­ние, то Гос­подь ему помо­жет, неда­ром мы име­нуем Христа Спа­си­те­лем. Оста­ётся понять, насколько реально будет ате­и­сту по миро­воз­зре­нию или по жизни пока­яться и обра­титься к Богу после смерти.

Ведь ате­и­сты же не счи­тают себя греш­ни­ками, не желают и не имеют опыта пока­я­ния и бого­об­ще­ния. Во время земной жизни про­ис­хо­дит глу­бо­кое внут­рен­нее само­опре­де­ле­ние чело­века; без опыта пока­я­ния в этом мире, как атеист сможет явить его в мире ином? Если некто не желает учиться пла­вать, то какова веро­ят­ность, что он научится этому при кру­ше­нии лодки? Если чело­век скры­вался от солнца, то каково ему будет на сол­неч­ном пляже после полу­дня?

Читайте также:  что такое пункты в трейдинге

На Страш­ном Суде Бог явится в сиянии свя­то­сти и силе бла­го­дати, для хри­стиан она желанна и радостна — у них есть опыт бого­об­ще­ния и соеди­не­ния с Богом в Таин­ствах. Ате­и­сты же отчуж­дены от Бога, у них нет опыта жизни в Боге, для них эта энер­гия мучи­тельна, ведь грех и свя­тость несо­еди­нимы. Если чело­век не искал Бога, не знал Его, то с чего мы можем счи­тать, что он сможет вме­стить Его бла­го­дать в веч­но­сти?

И увидят ли ате­и­сты Бога, как Того, кто жела­нен для них? Или для них Его явле­ние будет невы­но­симо, как невы­но­симо для лжеца услы­шать о себе правду?

При­над­ле­жа­щих к Церкви Хри­сто­вой в мире немного, неужели Цар­ство Небес­ное обре­тут так мало людей?

Хри­стос пре­ду­пре­ждал об этом: “Вхо­дите тес­ными вра­тами, потому что широки́ врата и про­стра­нен путь, веду­щие в поги­бель, и многие идут ими; потому что тесны́ врата и узок путь, веду­щие в жизнь, и немно­гие нахо­дят их” ( Мф.7:13-14 ).

Во-первых, не будем забы­вать, что в гре­хо­па­де­нии потен­ци­ально погибло всё чело­ве­че­ство.

Во-вторых, неко­то­рые будут спа­сены по молит­вам Церкви.

В‑третьих, спа­се­ние — дело доб­ро­воль­ное, невоз­можно заста­вить кого-то любить Бога и ближ­них, а ведь Цар­ство Небес­ное можно назвать Цар­ством Любви.

Вспом­ним данный нам Богом биб­лей­ский про­об­раз спа­се­ния – Ноев ковчег, в кото­ром поже­лали спа­стись лишь 8‑мь чело­век.

Мы не знаем и не должны решать за Бога, кого Он спасёт, а кого нет. Из этого можно сде­лать вывод, что могут спа­стись и не хри­сти­ане, и не пра­во­слав­ные. Почему же Святые отцы гово­рят о спа­се­нии только в лоне Церкви?

Созна­вая себя слу­жи­те­лями Бога, Святые отцы, конечно же, не стре­ми­лись давать настав­ле­ния, про­ти­во­ре­ча­щие Боже­ствен­ной воле. Ука­зы­вая на то, что спа­се­ние греш­ника дости­жимо через веру во Христа, при усло­вии при­об­ще­ния его к Церкви, они как раз и опи­ра­лись на Боже­ствен­ное Откро­ве­ние — на те истины, кото­рые были открыты Богом, в част­но­сти:

Заме­тим, что при­ве­ден­ные выше слова, а также иные биб­лей­ские сви­де­тель­ства, рас­по­ла­гают к убеж­де­нию, что спа­се­ние дости­жимо не через веру вообще, а именно через правую веру, через при­об­ще­ние к истин­ной Церкви. Такой верой явля­ется лишь Пра­во­слав­ная, а такой Цер­ко­вью — лишь Все­лен­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь.

Что каса­ется отве­тов на част­ные вопросы о том, кто кон­кретно насле­дует Цар­ство Божье, а кто нет, это ведомо Богу (во мно­же­стве слу­чаев, но далеко не во всех, Все­лен­ской Церкви, в неко­то­рых слу­чаях ста­но­вится известно, кто именно удо­сто­ился Цар­ства Небес­ного).

Итак, Бог не дал нам права опре­де­лять загроб­ную участь людей, но дал глав­ные прин­ципы, по кото­рым она опре­де­ля­ется. Исходя из них у нас нет ни тео­ре­ти­че­ских, ни прак­ти­че­ских осно­ва­ний утвер­ждать о воз­мож­но­сти спа­се­ния непра­во­слав­ных хри­стиан.

Допу­стимо ли в в рамках бого­сло­вия упо­треб­лять слово «спа­се­ние» при­ме­ни­тельно к част­ным слу­чаям ока­за­ния помощи одними чле­нами Церкви другим?

В бого­сло­вии, как и в обыч­ном, народ­ном сло­во­упо­треб­ле­нии, термин «спа­се­ние» может нести раз­лич­ные смыс­ло­вые оттенки.

По боль­шей части в бого­слов­ской лите­ра­туре Спа­си­те­лем име­ну­ется Гос­подь Иисус Хри­стос, а спа­се­нием — дея­тель­ность Христа как Спа­си­теля.

В более рас­ши­рен­ном бого­слов­ском при­ме­не­нии Спа­си­те­лем име­ну­ется Бог вообще, то есть не только Сын, но Отец и Сын и Святой Дух.

Вместе с тем бого­слов­ская прак­тика допус­кает исполь­зо­ва­ние тер­мина «спа­се­ние» в более част­ном зву­ча­нии.

Так, в Книге Судей Изра­и­ле­вых спа­си­те­лем назван Гофо­ниил, изба­вив­ший (при содей­ствии Божьем) Изра­иль­тян от власти Хусар­са­фема ( Суд.3:9 ).

Текст одной из наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ных молитв к Пре­свя­той Бого­ро­дице содер­жит обра­ще­ние к Ней, как к Вла­ды­чице, с прось­бой о спа­се­нии: Пре­свя­тая Бого­ро­дица, Спаси нас!

В этом случае под спа­се­нием может под­ра­зу­ме­ваться близ­кое к оби­ход­ному пони­ма­нию зна­че­ние: избав­ле­ние от опас­но­сти, бед­ствия, болезни, смерти и пр. С другой сто­роны, смысл, вкла­ды­ва­е­мый в просьбу о спа­се­нии, может быть и более глу­бо­ким.

Таким обра­зом, просьба спасти бывает уместна и в усло­виях обык­но­вен­ной житей­ской опас­но­сти, и в усло­виях угрозы, воз­ни­ка­ю­щей в рамках рели­ги­оз­ной жизни. Напри­мер, веру­ю­щий может про­сить Бого­ро­дицу (или других святых) о спа­се­нии от напа­док нечи­стых злых духов, избав­ле­нии от их лука­вых воз­дей­ствий.

В рамках регу­ляр­ных молитв к Божьей Матери про­ше­ние о спа­се­нии может упо­треб­ляться и отно­си­тельно избав­ле­ния от вечных адовых мук. Ведь Пре­свя­тая Дева имеет особое дерз­но­ве­ние к Богу, как Матерь Еди­но­род­ного Сына по чело­ве­че­скому есте­ству, как Пре­не­по­роч­ная, Пре­чи­стая, Пре­свя­тая Небес­ная Царица.

Разу­ме­ется, поня­тие «Спа­си­тель­ница» не при­ло­жимо к Ней в том же зна­че­нии, что и поня­тие «Спа­си­тель», исполь­зу­е­мое в отно­ше­нии Её Боже­ствен­ного Сына.

Два монаха бесе­до­вали о спа­се­нии. Один гово­рил: «Душа моя не может при­ми­риться с мыслью, что кто‑то погиб­нет на веки. Я думаю, что Гос­подь всех как‑нибудь спасет». Другой отве­тил: «Святые отцы гово­рят, что создать чело­века без содей­ствия чело­века Бог мог, но спасти чело­века без содей­ствия и согла­сия самого чело­века нельзя. Спа­се­ние и гибель — в сво­боде чело­века». Первый: «Думаю, что Бог мно­же­ством любви Своей пре­одо­леет сопро­тив­ле­ние твари, не нару­шая ее сво­боды». Второй: «Мне кажется, не должно забы­вать, что сво­бода чело­века настолько велика потен­ци­ально, что он и в плане веч­ного бытия может отри­ца­тельно опре­де­литься к Богу. Те, кто не знает этого или забы­вает об этом, пита­ются ори­ге­нов­ским моло­ком». Первый: «Но ведь это же безу­мие!» Второй: «Да, безу­мие». Первый: «Что же делать?» Второй: «Бог хочет всем спа­стись, и мы должны всем про­мыш­лять спа­се­ние и молиться за всех, но ни откро­ве­ние, ни опыт не дают осно­ва­ний пола­гать, что все спа­сутся. Сво­бода — вели­кий дар, но страш­ный».
архим. Софро­ний (Саха­ров)

На вопрос книж­ни­ков, когда откро­ется Цар­ство Божие, Хри­стос отве­тил, что оно «не придет при­мет­ным обра­зом, и не скажут: вот оно здесь, или вот оно там, ибо Цар­ство Божие внутри вас» ( Лук.17:20 ). Этим Гос­подь указал, что спа­се­ние свя­зано самым тесным обра­зом с внут­рен­ним состо­я­нием чело­века. Оно – не просто «пере­се­ле­ние» из нынеш­них жиз­нен­ных усло­вий в другие, лучшие, но нечто более глу­бо­кое и заме­ча­тель­ное. «Если нече­сти­вый будет поми­ло­ван, – гово­рит Писа­ние, – то не научится он правде, – будет зло­дей­ство­вать в земле правых и не будет взи­рать на вели­чие Гос­пода» ( Ис.26:10 ) – т.е. по-преж­нему он будет зави­до­вать, враж­до­вать, ссо­риться и томиться жаждой чув­ствен­ных удо­воль­ствий – т.е. будет носить в себе ад. Ведь истин­ная радость, мир и бла­жен­ство – это внут­рен­ние состо­я­ния, кото­рые при­хо­дят в резуль­тате обще­ния с Богом, кото­рого греш­ник не имеет. Пра­вед­ный же чело­век, где бы он ни нахо­дился, всюду будет насла­ждаться обще­нием с Богом и как бы носить в себе рай.
епи­скоп Алек­сандр Миле­ант

«Что такое спа­се­ние? Бого­по­зна­ние. На рели­ги­оз­ном языке это озна­чает не что иное, как еди­не­ние чело­века с Богом.

Цер­ковь настой­чиво утвер­ждает: чело­век, помни, не забудь, время идет, и ты идешь к послед­ней точке и никуда ты от этого не денешься, никуда. Ни слава, ни богат­ство, ни знание, ни сила — ничто тебя не спасет. Время идет только в одном направ­ле­нии, и коль скоро пред­на­зна­чен ты к вечной жизни, сле­до­ва­тельно, вся твоя дея­тель­ность, на какую бы сто­рону она ни рас­про­стра­ня­лась, должна вся про­хо­дить под знаком того, что по латыни хорошо звучит так – sub specia aeternitatis (с точки зрения веч­но­сти). Вот как пред­по­ла­гает Цер­ковь смот­реть на любую область чело­ве­че­ской жизни. Мы должны на все смот­реть с точки зрения под­го­товки к вечной жизни. Что это озна­чает? Это озна­чает пра­виль­ный взгляд на саму эту вечную жизнь, на то, что делает чело­века при­част­ни­ком этой вечной жизни. Что же его делает? Его делает при­об­ще­ние Тому, Кто есть Любовь.

Это сле­дует даже из самой эле­мен­тар­ной логики, из пони­ма­ния Бога. Если в Нем и все из Него и все Им, и раз само наше бытие обу­слов­лено бытием Божьим, то наше благо, конечно же, только тогда может иметь место, когда мы пре­бы­ваем в Боге, т.е. живем согласно Богу, т.е. явля­емся теми людьми, кото­рые осу­ществ­ляют нормы чело­ве­че­ской жизни, соот­вет­ству­ю­щие Боже­ствен­ным свой­ствам. «Будьте совер­шенны, как Отец ваш Небес­ный совер­шен есть».

Цель жизни чело­века, по учению Отцов Восточ­ной Церкви, есть «обожение» (theosis). Упо­доб­ле­ние Богу и обо­же­ние – это одно и то же: «Наше спа­се­ние воз­можно только через обо­же­ние. А обо­же­ние есть, насколько воз­можно, упо­доб­ле­ние Богу и соеди­не­ние с Ним» (Дио­ни­сий Аре­о­па­гит) Апо­стол Павел назы­вает это соеди­не­ние с Богом «усы­нов­ле­нием» Богу ( Рим.8:15 ), апо­стол Петр – «при­ча­стием боже­ского есте­ства» ( 2Пет.1:4 ). Еди­не­ние с Богом, явля­ю­ще­еся конеч­ной целью суще­ство­ва­ния чело­века, не есть сли­я­ние с боже­ствен­ной сущ­но­стью и рас­тво­ре­ние в Боже­стве (как у нео­пла­то­ни­ков), не есть, тем более, погру­же­ние в небы­тие-нир­вану (как у буд­ди­стов), а есть жизнь с Богом и в Боге, при кото­рой лич­ность чело­века не исче­зает, но оста­ется самой собой, при­об­ща­ясь к пол­ноте Боже­ствен­ной любви».

Один святой отец гово­рит, что начало нашего спа­се­ния есть позна­ние самого себя. Но ведь позна­ние самого себя есть дело всей жизни, это и есть то, к чему чело­век стре­мился в тече­ние всего своего суще­ство­ва­ния. Святые отцы рас­кры­вают смысл этого изре­че­ния, говоря, что до тех пор пока ты не познал, кто ты, пока ты сам в себе не ощутил образа Божия, пока ты, живя среди земных граж­дан, не почув­ство­вал, что ты граж­да­нин неба, и пора­бо­тился «чуждым граж­да­нам», пока ты, живя среди грязи своей соб­ствен­ной души, не познал в себе образа Божия, – до тех пор ты не всту­пил на путь спа­се­ния, не начи­нал еще своего спа­се­ния. Оно начи­на­ется с того момента, когда я познал свою Боже­ствен­ную при­роду.

Читайте также:  Кормить волка мясом во сне

Так было и с блуд­ным сыном. Он в один момент почув­ство­вал, что есть иная жизнь в Отце и с Отцом, он почув­ство­вал, что живет пора­бо­щен­ный в стране чуждой и не имеет под­лин­ной, насто­я­щей жизни. Начав с позна­ния самого себя, чело­век, идя дальше по этому пути, про­ти­во­по­став­ляет в самом себе то, что есть в нем от образа Божия, хотя и покры­того язвами согре­ше­ний, и то, что вне­сено им, чело­ве­ком, как рас­тле­ние своей души чуж­дыми обы­ча­ями: «Пора­бо­тихся граж­да­ном стран­ным, и в страну тле­твор­ную отъ­и­дох…» – гово­рит служба этого дня. И с этого момента он начи­нает жаж­дать жизни в Боге и очи­ще­ния себя от язв согре­ше­ний во имя образа Божия.

К вели­кому подвиж­нику – пре­по­доб­ному Анто­нию – пришел один инок и стал про­сить, чтобы он про­стил и поми­ло­вал его. Анто­ний же отве­чал ему: «Ни я, ни Бог тебя не поми­лует, если ты сам себя не поми­лу­ешь». С пер­вого взгляда этот ответ кажется стран­ным. Как же так? А для духов­ной жизни это вели­чай­шая истина. Пока я сам в себе не обрету образа Божия, сам не поми­лую этого чело­века, нахо­дя­ще­гося в бездне гре­хов­ной, но име­ю­щего образ Божий, до тех пор пока я сам не поми­лую в себе созда­ние Божие, в своей сове­сти не поми­лую себя греш­ного, сквер­ного и блуд­ного, – до тех пор и Бог не поми­лует меня, до тех пор тщетна и моя мольба.

свя­щен­но­му­че­ник Сергий (Мечев)

— Спа­се­ние пред­на­чер­тано или у чело­века есть право выбора?

…на уровне прак­тики ответ есть. Его сфор­му­ли­ро­вал Фома Аквин­ский: «Мы должны молиться так, как если бы все зави­село только от Бога, а рабо­тать мы должны так, как если бы все зави­село только от нас». Хри­сти­а­нин должен уметь рабо­тать с про­ти­во­ре­чи­ями.

Надо заме­тить, что это не при­знак иди­о­тизма. Заме­чен­ное и осо­знан­ное про­ти­во­ре­чие – это при­знак высо­кой куль­туры мыш­ле­ния. Я знаю, что верно это; знаю же, что верно другое; и знаю, что первое и второе про­ти­во­ре­чат друг другу. Но еще я знаю, что другой модели, кото­рая помогла бы сохра­нить все мно­го­об­ра­зие извест­ных фактов и непро­ти­во­ре­чиво их все (все – без цен­зуры!) объ­яс­нить, пока еще нет. Что в такой ситу­а­ции делать? Хоте­лось бы жить в трех­этаж­ном особ­няке, но раз это невоз­можно, то надо под­дер­жи­вать в порядке и свою обыч­ную блочно-панель­ную мало­мет­ражку.

В совре­мен­ной физике тоже есть нескры­ва­е­мые про­ти­во­ре­чия, о кото­рых знает каждый физик. Напри­мер, теория кор­пус­ку­лярно-вол­но­вого дуа­лизма. Верно и то, что свет есть волна, и то, что свет состоит из частиц. Как это сов­ме­стить? Надо при­знать и то и другое. Хри­сти­ан­ство давно научи­лось рабо­тать с этой логи­че­ской моде­лью. Оно состоит из про­ти­во­ре­чий, кото­рые соеди­нены бла­го­да­тью. Надо уметь при­нять их во всей пол­ноте. Нельзя ска­зать, что я на 80% сво­бо­ден, а на 20% зави­сим от Бога. Ничего подоб­ного: я на 100% сво­бо­ден и я на 100% завишу от Бога. И Хри­стос на 100% Бог и на 100% чело­век, а не так – частичка того, частичка дру­гого.

– Известно, что с при­ня­тием кре­ще­ния чело­век полу­чает отпу­ще­ние старых грехов. Пред­по­ло­жим такую ситу­а­цию: некто, на про­тя­же­нии всей своей жизни много и долго гре­шив­ший, неза­долго до смерти при­ни­мает кре­ще­ние и таким обра­зом как бы полу­чает «фору» перед чело­ве­ком, кре­щен­ным в дет­стве, но за свою долгую жизнь много раз осту­пав­шимся.

– Этот вопрос застав­ляет обра­титься еще и к теме раз­ли­чия Пра­во­сла­вия и запад­ного хри­сти­ан­ства. Перед запад­ным бого­сло­вием (и в като­ли­че­стве, и в про­те­стан­тизме) вопрос, постав­лен­ный вами, воз­ни­кает вполне есте­ственно. И этот вопрос не полу­чает убе­ди­тель­ного ответа. Но для Пра­во­сла­вия такого вопроса не суще­ствует. Потому что в Пра­во­сла­вии спа­се­ние не просто про­ще­ние греха, а соеди­не­ние с Богом.

И если для про­те­стант­ского мыш­ле­ния спа­се­ние – это некое отри­ца­тель­ное поня­тие, то есть избав­ле­ние от чего-то, от греха, от нака­за­ния за грех, то в Пра­во­сла­вии спа­се­ние есть пози­тив­ное поня­тие – соеди­не­ние во Христе, соеди­не­ние с Богом. Да, на чело­века, про­жив­шего всю жизнь вне запо­ве­дей, вне бла­го­дати Хри­сто­вой и лишь на смерт­ном одре при­няв­шего кре­ще­ние, Гос­подь не будет гне­ваться за грехи. Но дело в том, что чело­век своими гре­хами все равно свою душу изуро­до­вал. Пред­ставьте себе инже­нера, по вине кото­рого про­изо­шла какая-то серьез­ная тех­но­ло­ги­че­ская ката­строфа, та же чер­но­быль­ская авария. И вот на смерт­ном одре на тюрем­ной койке он полу­чает поми­ло­ва­ние. Его вина про­щена, но послед­ствия этой вины он несет в себе. Он уже отра­вил свою душу и сжег свое тело. Он уми­рает от ради­а­ции и болез­ней. Так и чело­век, про­жив­ший всю жизнь во грехе.

Если его душа при жизни так и не смогла встре­тить Христа, насы­титься Светом, то будет ли ему в радость встреча и вечное Пред­сто­я­ние перед Хри­стом, – перед Тем, от Кого он всю жизнь убегал? Да, своим пред­смерт­ным пока­я­нием он спас себя от веч­ного без­бо­жия, но и пол­ноту духов­ных даров Христа он в себя не вме­стит (по край­ней мере на первых шагах своего воз­рас­та­ния в веч­но­сти).

Я запла­тил бы любую цену за право ска­зать: «Все спа­сутся», но разум спра­ши­вает меня: «По своей воле или насильно?». Я отве­чаю: «Насильно», и впадаю в про­ти­во­ре­чие: может ли высший акт воли – пре­да­ние себя Богу – совер­шаться так? Я отве­чаю: «По своей», – и разум мне воз­ра­жает: «А если кто-нибудь не захо­чет?».
Гибель чело­века не в при­го­воре ему, а в том, что он оста­ется таким, как есть. Погиб­шие души «отвер­гают всё, кроме себя».
Клайв Льюис

Созна­ние исхо­дит из идеи о Боге, как Любви. Любовь не может тво­рить, чтобы губить, – сози­дать, зная о гибели. Любовь не может не про­стить… Под углом зрения веч­но­сти все про­ща­ется, все забы­ва­ется: будет Бог вся­че­ская во всех ( 1Кор.15:28 ). Одним словом, невоз­можна невоз­мож­ность все­об­щего спа­се­ния. Так с высоты идеи о Боге. Но… исходя не из Божией любви к твари, а из любви твари к Богу, то же самое созна­ние при­хо­дит к прямо про­ти­во­по­лож­ному заклю­че­нию. Теперь созна­ние не может допу­стить, чтобы могло быть спа­се­ние без ответ­ной любви к Богу. А так как невоз­можно допу­стить и того чтобы Бог при­ну­дил тварь к любви, то отсюда неиз­бежно сле­дует вывод: воз­можно, что любовь Божия оста­нется без ответ­ной любви твари, то есть воз­можна невоз­мож­ность все­об­щего спа­се­ния. Тезис – невоз­можна невоз­мож­ность все­об­щего спа­се­ния – и анти­те­зис – воз­можна невоз­мож­ность все­об­щего спа­се­ния – явно анти­но­мичны… Отри­ца­ние анти­те­зиса отри­цает и тезис; утвер­жде­ние анти­те­зиса утвер­ждает и тезисы наобо­рот. Тезис и анти­те­зис нераз­лучны. В пре­де­лах рас­судка нет и не может быть раз­ре­ше­ния этой анти­но­мии. Оно лишь в фак­ти­че­ском пре­об­ра­зо­ва­нии самой дей­стви­тель­но­сти…
Спа­се­ние – поня­тие не коли­че­ствен­ное, а каче­ствен­ное. Неко­то­рые с иро­нией высчи­ты­вают про­цент хри­стиан из всего чело­ве­че­ства, но мало кто вспо­ми­нает, что про­об­ра­зом Страш­ного Суда был Все­мир­ный потоп, во время кото­рого из всего чело­ве­че­ства спас­лось лишь восемь верных Богу людей.
свя­щен­ник Павел Фло­рен­ский. Из книги «Столп и утвер­жде­ние истины»:

Не гово­рите, что невоз­можно при­нять Боже­ствен­ный Дух,
Не гово­рите, что без Него воз­можно спа­стись,
Не гово­рите, что кто-нибудь при­ча­стен Ему, сам того не зная,
Не гово­рите, что Бог неви­дим людям,
Не гово­рите, что люди не видят Боже­ствен­ного света
Или что это невоз­можно в насто­я­щие вре­мена!
Это нико­гда не бывает невоз­мож­ным, друзья!
Но очень даже воз­можно жела­ю­щим.
Пр. Симеон Новый Бого­слов. Гимн 27-ой

«Часто слы­шится от них вопрос: “Отчего не спа­стись языч­ни­кам, маго­ме­та­нам, люте­ра­нам и всем подоб­ным… Между ними много самых доб­ро­де­тель­ных людей”. Оче­видно, что вопросы и воз­ра­же­ние явля­ются от совер­шен­ного незна­ния, в чем заклю­ча­ется поги­бель и спа­се­ние чело­ве­че­ские. Оче­видно, что таким вопро­сом и воз­ра­же­нием уни­жа­ется Хри­стос, выра­жа­ется мысль, что Искуп­ле­ние и Иску­пи­тель не были необ­хо­ди­мо­стью для чело­ве­ков, что чело­веки могут удо­вле­тво­рить своему спа­се­нию соб­ствен­ными сред­ствами. Короче, этим вопро­сом и воз­ра­же­нием отвер­га­ется хри­сти­ан­ство».
свя­ти­тель Игна­тий (Брян­ча­ни­нов)

«Спа­се­ния нет вне Спа­си­теля, а Христа Спа­си­теля нет вне Бого­че­ло­ве­че­ского тела Его, Церкви. Поэтому нет спа­се­ния вне Церкви.»
Прп. Иустин Попо­вич

Спа­се­ние – поня­тие не коли­че­ствен­ное, а каче­ствен­ное. Неко­то­рые с иро­нией высчи­ты­вают про­цент пра­во­слав­ных хри­стиан из всего чело­ве­че­ства, но мало кто вспо­ми­нает, что про­об­ра­зом Страш­ного Суда был Все­мир­ный потоп, во время кото­рого из всего чело­ве­че­ства спас­лось лишь восемь верных Богу людей.
К. Бори­сов

Источник

DACHARAI - самый большой ресурс для садовода
Adblock
detector