что такое спекуляция в философии

СПЕКУЛЯЦИЯ

Полезное

Смотреть что такое «СПЕКУЛЯЦИЯ» в других словарях:

спекуляция — СПЕКУЛЯЦИЯ, спекуляции, жен. (лат. speculatio наблюдение, разведывание). 1. только ед., чем, с чем, на чем и без доп. Скупка и перепродажа ценностей (ценных бумаг, товаров, какого нибудь имущества и т.п.) с колеблющимся, неодинаковым курсом с… … Толковый словарь Ушакова

спекуляция — и, ж. spéculation f. 1. филос., полит. Умозрительное построение. Ежели дяя его когда либо ошибся в своих политических спекуляциях. то сию поездку в число больших ошибок поставить он должен. 1780. А. А.Безбородко П. А. Румянцеву. // Стар. и… … Исторический словарь галлицизмов русского языка

СПЕКУЛЯЦИЯ — (поздне лат. speculatio исследование). 1) торговое предприятие из выгод, для барышей. 2) стремление к познанию, лежащему вне опыта. 3) расчет на вероятную выгоду какого либо предприятия; тонко обдуманное и проведенное торговое дело, афера.… … Словарь иностранных слов русского языка

СПЕКУЛЯЦИЯ — (speculation) Покупка или продажа чего либо с единственной целью добиться прироста капитала. Для профессиональных спекулянтов рынки ценных бумаг, финансовых фьючерсов (financial futures) и опционов, биржевых товаров и иностранной валюты являются… … Финансовый словарь

СПЕКУЛЯЦИЯ — (speculation) Экономическая деятельность, нацеленная на извлечение прибыли от ожидаемых изменений цен на товары, активы или валюты. В мире нестабильности большинство трансакций можно интерпретировать как спекулятивные, но термин спекуляция обычно … Экономический словарь

спекуляция — 1. СПЕКУЛЯЦИЯ, и; ж. [от лат. speculatio выслеживание, высматривание] 1. Скупка и перепродажа ценностей, товаров по завышенным ценам с целью наживы. С. дачными участками. С. валютой. Биржевая с. (финанс.; финансовая операция, заключающаяся в… … Энциклопедический словарь

спекуляция — авантюра; биржевая игра; расчет, фарцовка, гешефтмахерство, рассуждение, фарца, умозрение, умысел, перепродажа Словарь русских синонимов. спекуляция сущ., кол во синонимов: 8 • гешефтмахерство (2) … Словарь синонимов

СПЕКУЛЯЦИЯ — (от позднелат. speculatio высматривание) в советском уголовном праве преступление, заключающееся в скупке и перепродаже товаров и иных предметов с целью наживы. Относилось к числу хозяйственных преступлений. Из УК РСФСР ответственность за С.… … Юридический словарь

СПЕКУЛЯЦИЯ — (от лат. speculatio выслеживание высматривание),1) купля продажа ценностей (акций, товаров, валюты и т. д.) с целью получения прибыли от разницы между покупной и продажной ценой (курсом).2) В переносном смысле расчет, умысел, направленный на… … Большой Энциклопедический словарь

СПЕКУЛЯЦИЯ 1 — СПЕКУЛЯ ИЯ 1, и, ж. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 … Толковый словарь Ожегова

Источник

Спекуляция (философия)

Спекулировать (о чём-либо, по какому-либо поводу, на какую-либо тему) — отвлечённо рассуждать. Отсюда спекулятивный в значении «умозрительный».

В классической философской литературе понятие «спекуляция» часто встречается также в паре с другими понятиями, например:

«схоластическая спекуляция» (Ф. Бэкон)

«метафизическая спекуляция» (И. Кант. «Критика чистого разума»)

«спекуляция и эмпирия» (Г. Ф. Гегель. «Философия религии»)

«задачи спекуляции» (там же)

«спекуляция о мире» (К. Поппер)— и другими.

В современной общественной лексике также часто употребляется понятие «политические спекуляции».

Связанные понятия

Упоминания в литературе

Связанные понятия (продолжение)

Не следует путать с фальсификацией.Фальсифици́руемость (принципиальная опровержимость утверждения, опроверга́емость, крите́рий По́ппера) — критерий научности эмпирической или иной теории, претендующей на научность. Сформулирован К. Р. Поппером в 1935 году. Теория удовлетворяет критерию Поппера (является фальсифицируемой и, соответственно, научной) в том случае, если существует возможность её экспериментального или иного опровержения. Согласно этому критерию, высказывания или системы высказываний.

На эту страницу установлено перенаправление со страницы «A posteriori», см. также статью о музыкальном альбоме «A Posteriori».Апостерио́ри, а постерио́ри (лат. a posteriori букв. «из последующего») — знание, полученное из опыта. Противопоставляется априори — доопытному знанию. Значение термина исторически менялось: нынешнее значение установилось благодаря И. Канту и его работе «Критика чистого разума» (впервые опубликована в 1781 году, второе издание в 1787 г.) Однако, в латинской форме, выражения.

Источник

Спекуляция (философия)

В классической философской литературе понятие «спекуляция» часто встречается также в паре с другими понятиями, например:

«схоластическая спекуляция» (Ф. Бэкон) «метафизическая спекуляция» (И. Кант. «Критика чистого разума») «спекуляция и эмпирия» (Г. Ф. Гегель. «Философия религии») «задачи спекуляции» (там же) «спекуляция о мире» (К. Поппер)

Примечания

См. также

Полезное

Смотреть что такое «Спекуляция (философия)» в других словарях:

Спекуляция — У этого термина существуют и другие значения, см. Спекуляция (философия). Спекуляция (от лат. speculatio выслеживание, высматривание) может означать: В экономической лексике получение дохода за счёт разницы между ценами… … Википедия

СПЕКУЛЯЦИЯ — (от лат. speculatio созерцание, умозрение) филос. умозрительное построение, пытающееся с помощью одной рефлексии, без обращения копыту и данным др. наук создать общую картину мира. Представление о философии как С. сложилось уже в античности и… … Философская энциклопедия

спекуляция — 1. СПЕКУЛЯЦИЯ, и; ж. [от лат. speculatio выслеживание, высматривание] 1. Скупка и перепродажа ценностей, товаров по завышенным ценам с целью наживы. С. дачными участками. С. валютой. Биржевая с. (финанс.; финансовая операция, заключающаяся в… … Энциклопедический словарь

спекуляция — СПЕКУЛЯЦИЯ, и, жен. 1. Покупка и продажа биржевых ценностей (акций, облигаций, валюты) с целью получения прибыли от разницы между покупной и продажной ценой (курсом) (спец.). 2. чем. Скупка и перепродажа имущества, ценностей, товаров с целью… … Толковый словарь Ожегова

КОГЕН — (Cohen) Герман (1842 1918) немецкий философ, основатель и виднейший представитель марбургской школы неокантианства. Основные работы: ‘Теория опыта Канта’ (1885), ‘Обоснование Кантом этики’ (1877), ‘Обоснование Кантом эстетики’ (1889), ‘Логика… … История Философии: Энциклопедия

ТЕОЛОГИЯ — богословие (греч. theos Бог и logos слово, учение) спекулятивное учение о Боге, основывающееся на Откровении, т.е. божественном Слове, запечатленном в сакральных текстах теистических религий (в иудаизме Торой, в христианстве Библией, в исламе… … Философская энциклопедия

КРОНЕР — (Kroner) Рихард (1884 1974) немецкий философ. Преподавал в различных университетах Германии: с 1919 во Фрейбурге, с 1924 в Дрездене, с 1929 в Киле, с 1934 во Франкфурте на Майне. В 1935 лишен права преподавания. С 1938 преподавал в Оксфорде… … Новейший философский словарь

КРОНЕР Рихард (1884-1974) — немецкий философ. Преподавал в различных университетах Германии: с 1919 во Фрейбурге, с 1924 в Дрездене, с 1929 в Киле, с 1934 во Франкфурте на Майне. В 1935 лишен права преподавания. С 1938 преподавал в Оксфорде (Великобритания), с 1940 в Канаде … История Философии: Энциклопедия

СПЕКУЛЯТИВНЫЙ — (от лат. speculare наблюдать, исследовать). Умозрительный, придерживающийся теории, не обращая внимания на практику. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. СПЕКУЛЯТИВНЫЙ 1) умозрительный, 2) рассчитанный… … Словарь иностранных слов русского языка

БЫТИЕ — филос. понятие, обозначающее наличие явлений и предметов самих по себе или как данности в сознании, а не содержательный их аспект. Может пониматься как синоним понятий «существование» и «сущее» или же отличаться от них теми или иными смысловыми… … Философская энциклопедия

Источник

Антон Михайлов → Спекулятивная философия права: элементарные представления

Спекуляции – рассуждения, не требующие обращения к практике; для спекулятивного познания нет необходимости в эксперименте, опытной проверке результатов мыслительной деятельности (в этом смысле спекулятивна математика, логика, философия). Спекуляции – рассуждения, основанные не на опыте, а на «чистом размышлении», умозрении, т.е. продукт внутренней интеллектуальной деятельности рассудка.

Спекулятивная философия права – это один из способов мыслимости права, имеющий свои культурные значения и социальные следствия.

Философия права на значительном историческом отрезке своей эволюции (до проекта О. Конта) – спекулятивная (метафизическая) философия. Е.В. Спекторский утверждал: «Для юридической мысли характерна такая черта, как ее пластичность, любовь к конструкциям и даже фантазиям, переносящим ее из узкого мира эмпирической действительности в огромный мир метафизически возможного». Г. Гаджиев развивает эту мысль: «Юриспруденция как система понятий появилась примерно тогда, когда появилась метафизика. Именно поэтому у них много общего. Юристы, как и схоласты — метафизики Средних веков, признавали за универсалиями, т.е. за предельно отвлеченными понятиями, конкретное, реальное бытие».

Считается, что спекулятивная философия права начинает формироваться уже в эпоху античной рациональности как философское рассуждающее познание мира как единого целого, в основании которого лежат метафизические идеи. Основание для формирования философских спекуляций о праве заложил Платон, которые впервые удвоил реальность, разделив ее на мир идей и мир вещей. Выделение в философском сознании в качестве первичного мира идей сформировало основу для спекулятивного мышления о праве. Спор о природе универсалий (реалисты vs. номиналисты) в средневековой философии указывает на ее спекулятивный характер.

Методом философских спекуляций рассуждение доходит до предельных оснований, которые рассматриваются как основания экзистенциональные, т.е. где возможен лишь ценностный, мировоззренческий выбор человека, поскольку такие основания не имеют дальнейшей аргументации, рациональных способов аргументации.

В научном позитивизме Огюста Конта утверждалось, что все понятия, которые не могут быть верифицированы «эмпирическими фактами» не могут входить в предмет позитивной науки. Поскольку юристы романо-германского семейства II пол. XIX века восприняли гносеологический идеал философского позитивизма с его антиметафизической направленностью и культом единой позитивной науки, постольку произошло противопоставление позитивно-научного юридического знания знанию ненаучному, философскому, что в дальнейшем явилось основанием для выделения позитивной теории права (Н.М. Коркунов, Г.Ф. Шершеневич, В.М. Хвостов и др.). «Считается, что спекулятивная философия традиционно исключается из разного рода позитивистских и неопо¬зитивистских концепций, аналитической юриспруденции» (Н.Н. Тарасов).

Классическая немецкая философия права (И. Кант, И.Г. Фихте, Ф. Шеллинг, Г. Гегель) была названа в правоведении и философии XIX столетия спекулятивной. Спекулятивный – умозрительный, т.е. содержание философского учения сформировано исключительно из мышления, на основе и посредством разума. Наиболее яркими образцами спекулятивной философии права можно считать «Метафизику нравов» И. Канта и «Философию права» Г. Гегеля. Идея спекулятивной философии – родом из школы естественного права (разум естествен), а если осуществлять генетическую реконструкцию еще глубже – то из схоластики, которая оперировала пустыми терминами и впоследствии критиковалась школой гуманистов и исторической школой права за отрыв от действительности.

Читайте также:  Жаба во сне сонник ванги

Так, например, постглоссаторы могли изучать Суммы и Аппараты Ацо и Аккурсия исключительно умозрительно, на основе категорий Аристотеля о четырех видах причин, рассматривать гипотетические случаи применения того или иного правоположения, закрепленного в авторитетных глоссированных текстах, что и дало основания для негативной оценки схоластики как интеллектуальной деятельности, полностью оторванной от реальности. Для юристов-гуманистов XVI в. схоластические упражнения, спекулятивные операции постглоссаторов стали образчиком бесплодной «гимнастики ума», не знающей первоисточники, окружающей социальной действительности, не способной разрешить насущные проблемы правового регулирования.

Для научного позитивизма О. Конта спекулятивная философия права принадлежит к прошлой стадии интеллектуального развития человечества – к периоду метафизики, когда господствовало философское сознание. Вступая в новую эру позитивно-научного знания, интеллектуальная элита должна исключить из предмета науки не имеющие эмпирического обоснования понятия, конструкции и соответствующую им философскую терминологию (например, сущность права, идея права, ценность права, предназначение (цель) права и др.). Иными словами, критика Конта философско-правового знания основывалась на гносеологическом идеале естественных наук, которые были приняты им за образец научного исследования (физика, химия, биологические науки).

Спекулятивная философия не имела проверяемой эмпирической основы, ее объекты исследования верифицированы научными средствами быть не могут, и поэтому для Конта спекулятивность – означает метафизический характер, необоснованность и – как следствие – ненаучность с позиции позитивного понимания научного знания. Право с позиции научного позитивизма должно являться частью социологии как науки, изучающей социальную статику и динамику, выявляющей законы организации и развития общества.

С позиции марксизма спекулятивной философией права была признана вся классическая немецкая философия права по причине ее персонификации идеи, «мистического пантеизма», превращения идеи в действующего субъекта, как писал молодой К. Маркс в «Критике гегелевской философии права». «Логический, пантеистический мистицизм» гегелевской философии права состоит, по мысли Маркса, в том, что у Гегеля «идея превращается в самостоятельный субъект». Поэтому эмпирическая действительность (в том числе реальные социально-политические феномены) в гегелевской трактовке предстает в качестве результата и продукта идеи. «В действительности, – пишет Маркс, – семья и гражданское общество составляют предпосылки государства, именно они являются подлинно деятельными; в спекулятивном же мышлении все это ставится на голову». Необходимая связь между гражданским обществом и государством, с точки зрения К. Маркса, должна выводиться не из развития абстрактной идеи государства, а из собственного содержания гражданского общества.

Исторический материализм, который стал утверждаться в трудах К. Маркса с «Немецкой идеологии», основывался на положении, что все формы общественного сознания, включая право, политику, науку, искусство, идеальное в принципе являются лишь «отзвуками», «рефлексами» деятельности людей в сфере производства, обмена и распределения материальных благ. Такая историко-материалистическая установка метода Маркса существенно повлияла на традицию отечественного правоведения после 1917 г., сформировала «канон профессионального сознания» советских юристов.

Со второй половины XIX столетия юристы в своих исследованиях начинают четко различать спекулятивное и опытное направления изучения права, что готовит почву для дифференциации юридического знания на философско-правовое и позитивно-теоретическое.

Необходимо указать на положительное значение спекулятивной философии права для юридической традиции в истории западной цивилизации.

Во-первых, спекулятивная философия права сформировала многие философские категории, которые используют юристы (идея, сущность, цель и др.). Многими философскими категориями юристы обязаны философским системам Аристотеля, Канта и Гегеля, которые по принципу строения нельзя не признать спекулятивными – как с позиции позитивного учения Конта, так и с позиции материалистической диалектики Маркса. Философские категории формируют ту первичную философскую «картину мира», в языках которой описывается объект правоведения. Поэтому можно утверждать, что спекулятивная философия права закладывает основания смыслов понятийного аппарата правоведения. Юристы в подавляющем большинстве случаев относятся к категориальному языку философии нерефлективно, воспринимают их значения в качестве «облаков смыслов», на которых строятся уже более определенные правовые понятия.

В целом допустимо утверждать, что именно спекулятивная философия права составляет «ядро» философско-правового уровня юридического знания; без философских спекуляций было бы невозможно формирование философии права как части профессионального сознания юристов.

Во-вторых, спекулятивная философия права задает правовой идеал, образ права как должного, формирует ориентиры для развития правовой системы общества. Любое осмысленное развитие правовой системы предполагает осмысление идеального плана действительности, постановку целей правового развития, что невозможно сделать находясь исключительно на позициях позитивной юриспруденции. В этом смысле можно говорить о том, что собственно правовая идеология начинает сознательно формироваться благодаря спекулятивной философии права как способ трансляции ее идей в общественное сознание.

В европейской традиции права идеальный план правовой действительности впервые сознательно разрабатывается представителями школы естественного права. Во второй половине XIX века Иеринг создает социологическое учение о цели права, благодаря чему вновь в конце XIX века актуализируются экстраюридические (с позиции юридического позитивизма) вопросы для профессионального правосознания юристов. В конце XIX – начале XX столетия формируется школа «возрожденного естественного права» во главе с П.И. Новгородцевым, которая утверждает новое понимание естественного права как правового идеала, без которого невозможно осознанная политика права.

В-третьих, спекулятивная философия права сформировала многие ценности современной западной традиции права, утвердила ценность права как основополагающего базиса западной цивилизации.

В советской философии права благодаря последовательной реализации установки официальной доктрины отсутствовало четкое различение спекулятивного и позитивного направлений в философском исследовании права. «Во второй половине восьмидесятых, главным образом благодаря обращению к теме правового государства, начинается активное обсуждение проблемы прав человека, по сути своей являющейся проблемой философско-мировоззренческой и осмысливаемой именно в залоге философских спекуляций» (Н.Н. Тарасов). Современные юристы в своих исследованиях нередко обращаются к традиционным категориям спекулятивной философии, таким как «духовные ценности», «справедливость», «гуманизм» и др., как предельным объяснительным принципам.

Источник

СПЕКУЛЯЦИЯ

Смотреть что такое СПЕКУЛЯЦИЯ в других словарях:

СПЕКУЛЯЦИЯ

спекулятивные сделки. — С. называются сделки купли-продажи, совершаемые с определенным родом товаров или ценных бумаг, в целях извлечения выгоды из различий между покупной и продажной ценой. Собственно говоря, всякая торговая сделка, каков бы не был ее объект, основана на том же стремлении получить барыш на разнице в цене, так как ни один торговец не покупает товара для собственной надобности и не в целях продажи по высшей цене. Разница, однако, между обыкновенной торговой сделкой и С. заключается в том, что в первой ожидаемая разница цен есть величина более или менее определенная, нормальная, обуславливаемая обычным стремлением к получению предпринимательской прибыли, С. же заключает в себе элемент риска — она совершается в целях получения барыша чрезвычайного, выходящего из ряда обыкновенных, заключая в себе вместе с тем возможность такой же чрезвычайной потери. В известной мере можно считать спекулянтами также производителя, воздерживающегося от продажи своих продуктов до наступления лучших цен на рынке, или земельного собственника, получившего участок по наследству и ограничивающегося временно малой пользой от него, в надежде продажи его в будущем по высокой цене. Такого рода С., однако, имеет односторонний характер, спекулятивный элемент присущ только по следующему акту — продаже, а предшествующий акт — приобретение — от него свободен, между тем как в настоящей С. оба акта имеют спекулятивный характер: покупка производится с целью продажи по высшей цене, или продажа производится в надежде покрыть ее покупкой по низшей цене. Следует еще отличить С. в тесном смысле от арбитражных сделок. Последние заключаются в одновременной покупке товара в местах, где он находится в изобилии, и продаже его там, где ощущается в нем недостаток, например покупке векселей на Россию в Лондоне и продаже их в Париже, пользуясь разницей в их ценах, вследствие их сильного предложения в данный момент в Лондоне и громадного спроса на них в Париже. Цель арбитражных сделок, таким образом, — пользование местными различиями цен, цель же С.— пользование временными различиями цен. Наиболее резко и типично спекулятивный элемент обнаруживается в тех С., в которых совершенно отсутствует реальная связь между сделкой и ее объектом — данным товаром, т. е. в сделках на срок или разницу, когда спекулянт, покупая товар, вовсе не имеет в виду его получать, а продает его раньше наступления срока приема, или, продавая товар, вовсе не имеет его в наличности, а рассчитывает, до наступления срока поставки, покрыть себя соответствующей покупкой, извлекая в том и другом случае выгоду для себя из разницы в цене. Для таких сделок спекулянту не нужно иметь ни денег, ни товара, он только должен иметь средства, в случае ошибки в расчетах, уплатить разницу. Было бы, однако, ошибкой считать все С. на срок чем-то вроде пари на повышение или понижение курсов без всякого народнохозяйственного значения. На самом деле, спекулянт, совершая свои две взаимно уничтожающие С., становится в середине между различными контрагентами, из которых каждый в отдельности может иметь в виду реальную сделку. Спекулянт может купить товар у действительного продавца, и хотя он продает его второму в целях разницы, второй — третьему и т. д., однако, от последнего товар в конце концов перейдет к действительному покупщику, нуждающемуся в данном товаре. Народно-хозяйственное значение С. заключается в расширении рынка сбыта и в нивелировании и уравнивании цен во времени и пространстве. С. совершаются преимущественно с товарами из разряда заменимых, составляющих однородную массу, относительно качества которых может быть установлен известный общий тип и которые, вследствие существования постоянного спроса на них, находятся всегда в обороте; таковы, хлеб, сахар, спирт, кофе, хлопок, керосин и т. п. Производство большинства из этих предметов зависит от урожая, вследствие чего оно подвержено наибольшей неопределенности и колебаниям. Один лишний или недостаточной дождь, например, изменяет весь расчет относительно количества хлеба или сахара (зависящего от урожая свеклы), которое будет произведено в течение этого года. С другой стороны, некоторые из указанных предметов производятся далеко за океаном, вследствие чего снабжение ими европейских рынков также подвержено неопределенности и колебаниям. Спекулянты, заранее предусматривая и исследуя все данные, могущие иметь влияние на будущее снабжение рынка, стараются «учитывать» эти данные в свою пользу. Предвидя, например, недород, они еще за несколько месяцев вперед начинают совершать закупки будущего хлеба. Производимое ими возвышение цен служит сигналом для владельцев хлебных запасов удерживать последние от продажи и приберечь на будущее время, а импортеров побуждает заботиться о привозе хлеба из других мест, где этот хлеб находится в изобилии. Благодаря такому антиципированию будущего события, самое наступление неурожая не будет иметь ощутительных последствий, и вместо внезапного, резкого поднятия цен будет происходить медленное их повышение в течение нескольких месяцев, к которому каждое отдельное хозяйство так или иначе приноровится. Точно также, наоборот, в случае ожидания слишком большого урожая, спекулянты заранее начинают продавать in blanco хлеб по дешевой цене, в надежде приобрести его после нового урожая еще дешевле. Благодаря этому воздействию С., хлеб медленно падает в цене, и потребители еще до наступления нового урожая пользуются его выгодами. После же урожая наступает обратное явление: спекулянты, продавшие in blanco, вынуждены теперь покрыть себя покупками, вследствие чего спрос на рынке увеличивается и не дает ценам слишком резко упасть к невыгоде производителей. То же самое следует сказать о С., имеющих своим объектом бумажные ценности, каковы акции предприятий, доходность которых подвергается колебаниям, или государственные фонды и векселя стран с бумажной валютой, курс которых колеблется в зависимости от перемен в политическом настроении или финансовом положении данного государства. Всякое событие, могущее влиять на изменение доходности бумаг, вызывает прежде всего внимание С., начинающей играть на понижение или повышение, а потом движение распространяется на круги действительных капиталистов, желающих поместить свои капиталы в возвышающихся в цене бумагах или, наоборот, желающих продать падающие бумаги. Таким образом спекуляционные, фиктивные сделки смешиваются с действительными, совершаемыми с целью действительного приобретения или отчуждения. Благодаря С. рынок расширяется и создается почва, всегда готовая к восприятию или отдаче ценностей. Биржевые бумаги только потому имеют настоящую ценность, что владелец их находится в полной уверенности, что ему во всякую минуту можно будет их сбывать или вновь приобретать. Дальнейшее народно-хозяйственное значение С. обнаруживается в том, что, благодаря им, производители получают возможность застраховаться от возможных случайностей сбыта их товаров или приобретения сырья в будущем. Мельник, обеспечивающий себя зерном на будущее время покупкой на срок, или сахарозаводчик, продающий свое будущее производство или импортер, заказавший товар в стране с колеблющейся бумажной валютой и обеспечивающий себя наперед покупкой на срок необходимой ему валюты, действуют каждый в интересах своего дела, обеспечивая себя от риска, сопряженного с будущим сбытом или покупкой, каковой риск принимают на себя спекулянты за известное вознаграждение.

Читайте также:  что такое пейс в фифе

Законодательство всех почти цивилизованных стран с давних пор борется против С., стараясь нейтрализовать их вредные последствия, хотя усилия его мало увенчались успехом. Еще в начале XVII столетия, во время спекуляции с акциями ост- и вест-индской компаний, генеральными штатами изданы два узаконения (1610 и 1621 гг.), которыми «все продажи акций, не находящихся во владении, объявляются ничтожными, со взысканием сверх того штрафа в размере ¼ части проданной суммы в пользу доносителя, судьи и бедных». В Англии закон 1697 г. признает ничтожными все сделки поставки, совершенные на срок долее, чем в 3 дня. Законом 1784 г. (Barnard’s Acte) воспрещаются сделки с премиями в фондовых бумагах, реализация сделок уплаты разницы и вообще продажей фондов in blanco. Так как, однако, по статутам лондонской биржи не допускается судебное разбирательство споров, возникающих по биржевым сделкам, совершенным между членами, и так как, сверх того, запрещения Barnard’s Acte относились только к английским государственным бумагам, то и этот закон но имел существенного практического значения и в 1800 г. был отменен. Изданный в 1867 г. Leemans’s Acte вновь подтвердил запрещения продажи банковых акций in blanco, но также безуспешно. Во Франции законом 1724 г. воспрещается официальным биржевым маклерам, под страхом наказания, всякое посредничество в С., в которых нет налицо бумаг и покупной цены. Закон этот ни к чему не привел, как и распоряжения 1785 и 1786 гг., несколько смягчившие предыдущий закон тем, что наказание было отменено и срочные сделки без обеспечения их бумагами были только объявлены не имеющими законной силы. В революционную эпоху опять был восстановлен закон 1724 г. Далее статья 1965 Code civil объявляет все договоры, имеющие своим предметом игру или пари, не подлежащими иску, а ст. 421 Code penal грозит за всякое пари на повышение или понижение курса публичных бумаг, тюремным заключением и денежным штрафом, причем, согласно ст. 422, таким пари должно считать всякий договор поставки или продажи публичных бумаг, относительно которого нельзя доказать, что бумаги эти во время заключения договора находились в распоряжении продавца или должны были, по крайней мере, находиться ко дню поставки. Судебная практика постоянно колебалась относительно применения этих статей, то обнаруживая слишком большую мягкость, то, наоборот, слишком большую строгость. С сороковых годов, однако, все С. стали признаваться действительными и подлежащими иску, если только существовало действительное намерение поставить к сроку бумаги и платить деньги. Новейшее узаконение относительно этого предмета относится к 28 марта 1885 г., будучи отчасти вызвано биржевым кризисом 1882 г., при котором многие несолидные спекулянты отказались исполнить свои обязательства, ссылаясь на ст. 1965 Code civil. Согласно новому узаконению, все срочные сделки с публичными и другими ценными бумагами, как с предметами продовольствия и другими товарами, признаются законными, никто не может отказаться от исполнения принятых на себя по этим сделкам обязательств, ссылаясь на ст. 1965 Code civil, хотя бы реализация этих сделок окончилась уплатой разницы. Далее, отменены упомянутые выше законы 1724, 1785 и 1786 гг., как и ст. 421 и 422 Code penal. Осталась в силе только ст. 419 Code penal, по которой повышение или понижение курса ценных бумаг или цены товаров, путем распространения ложных известий, подлежат наказанию. В Пруссии срочные сделки только с некоторыми бумагами объявлены были недействительными; так, например, сделки с испанскими государственными фондами в 1836 г., сделки вообще с иностранными фондами в 1840 г., затем в 1844 г. — сделки с железнодорожными акциями, промессами и т. д. Но все эти узаконения законом 1 июля 1860 г. отменены. По определениям нынешнего германского торгового кодекса (ст. 338, 354, 355 и 357) и судебной практики, все срочные сделки считаются действительными и подлежащими иску, если только стороны прямо не обусловили реализации своей сделки одной только уплатой разницы. В Австрии, по закону 1875 г., при разборе исков, возникающих из биржевых сделок, не может иметь место возражение, что в основе договора лежит сделка на разницу, имеющая значение игры или пари, и такие иски должны быть удовлетворены, как действительные. О русском законодательстве — см. Биржевые операции.

См. литературу в ст. Биржа. Сверх того: Eschenbach, «Zur B ö rsenreform» (Б., 1892); Kohn, «Der Getreideterminhandel» (Лейпциг, 1890); Munck, «B örsenmissstä nde» (Б., 1892); Wiener, «Differenzgesch ä ft vom Standpunkte der jetzigen Rechtsprechung» (Берлин, 1893); Вебер, «Биржа и ее сделки» («Международная библиотека» Юровского, №№ 48 и 49, Одесса, 1890); Б. Брандт, «Современная европейская биржа» («Русское Богатство», 1893, сентябрь—октябрь).

СПЕКУЛЯЦИЯ

спекулятивные сделки. — С. называются сделки купли-продажи, совершаемые с определенным родом товаров или ценных бумаг, в целях извлечения выгоды из различий между покупной и продажной ценой. Собственно говоря, всякая торговая сделка, каков бы не был ее объект, основана на том же стремлении получить барыш на разнице в цене, так как ни один торговец не покупает товара для собственной надобности и не в целях продажи по высшей цене. Разница, однако, между обыкновенной торговой сделкой и С. заключается в том, что в первой ожидаемая разница цен есть величина более или менее определенная, нормальная, обуславливаемая обычным стремлением к получению предпринимательской прибыли, С. же заключает в себе элемент риска — она совершается в целях получения барыша чрезвычайного, выходящего из ряда обыкновенных, заключая в себе вместе с тем возможность такой же чрезвычайной потери. В известной мере можно считать спекулянтами также производителя, воздерживающегося от продажи своих продуктов до наступления лучших цен на рынке, или земельного собственника, получившего участок по наследству и ограничивающегося временно малой пользой от него, в надежде продажи его в будущем по высокой цене. Такого рода С., однако, имеет односторонний характер, спекулятивный элемент присущ только по следующему акту — продаже, а предшествующий акт — приобретение — от него свободен, между тем как в настоящей С. оба акта имеют спекулятивный характер: покупка производится с целью продажи по высшей цене, или продажа производится в надежде покрыть ее покупкой по низшей цене. Следует еще отличить С. в тесном смысле от арбитражных сделок. Последние заключаются в одновременной покупке товара в местах, где он находится в изобилии, и продаже его там, где ощущается в нем недостаток, например покупке векселей на Россию в Лондоне и продаже их в Париже, пользуясь разницей в их ценах, вследствие их сильного предложения в данный момент в Лондоне и громадного спроса на них в Париже. Цель арбитражных сделок, таким образом, — пользование местными различиями цен, цель же С.— пользование временными различиями цен. Наиболее резко и типично спекулятивный элемент обнаруживается в тех С., в которых совершенно отсутствует реальная связь между сделкой и ее объектом — данным товаром, т. е. в сделках на срок или разницу, когда спекулянт, покупая товар, вовсе не имеет в виду его получать, а продает его раньше наступления срока приема, или, продавая товар, вовсе не имеет его в наличности, а рассчитывает, до наступления срока поставки, покрыть себя соответствующей покупкой, извлекая в том и другом случае выгоду для себя из разницы в цене. Для таких сделок спекулянту не нужно иметь ни денег, ни товара, он только должен иметь средства, в случае ошибки в расчетах, уплатить разницу. Было бы, однако, ошибкой считать все С. на срок чем-то вроде пари на повышение или понижение курсов без всякого народнохозяйственного значения. На самом деле, спекулянт, совершая свои две взаимно уничтожающие С., становится в середине между различными контрагентами, из которых каждый в отдельности может иметь в виду реальную сделку. Спекулянт может купить товар у действительного продавца, и хотя он продает его второму в целях разницы, второй — третьему и т. д., однако, от последнего товар в конце концов перейдет к действительному покупщику, нуждающемуся в данном товаре. Народно-хозяйственное значение С. заключается в расширении рынка сбыта и в нивелировании и уравнивании цен во времени и пространстве. С. совершаются преимущественно с товарами из разряда заменимых, составляющих однородную массу, относительно качества которых может быть установлен известный общий тип и которые, вследствие существования постоянного спроса на них, находятся всегда в обороте; таковы, хлеб, сахар, спирт, кофе, хлопок, керосин и т. п. Производство большинства из этих предметов зависит от урожая, вследствие чего оно подвержено наибольшей неопределенности и колебаниям. Один лишний или недостаточной дождь, например, изменяет весь расчет относительно количества хлеба или сахара (зависящего от урожая свеклы), которое будет произведено в течение этого года. С другой стороны, некоторые из указанных предметов производятся далеко за океаном, вследствие чего снабжение ими европейских рынков также подвержено неопределенности и колебаниям. Спекулянты, заранее предусматривая и исследуя все данные, могущие иметь влияние на будущее снабжение рынка, стараются «учитывать» эти данные в свою пользу. Предвидя, например, недород, они еще за несколько месяцев вперед начинают совершать закупки будущего хлеба. Производимое ими возвышение цен служит сигналом для владельцев хлебных запасов удерживать последние от продажи и приберечь на будущее время, а импортеров побуждает заботиться о привозе хлеба из других мест, где этот хлеб находится в изобилии. Благодаря такому антиципированию будущего события, самое наступление неурожая не будет иметь ощутительных последствий, и вместо внезапного, резкого поднятия цен будет происходить медленное их повышение в течение нескольких месяцев, к которому каждое отдельное хозяйство так или иначе приноровится. Точно также, наоборот, в случае ожидания слишком большого урожая, спекулянты заранее начинают продавать in blanco хлеб по дешевой цене, в надежде приобрести его после нового урожая еще дешевле. Благодаря этому воздействию С., хлеб медленно падает в цене, и потребители еще до наступления нового урожая пользуются его выгодами. После же урожая наступает обратное явление: спекулянты, продавшие in blanco, вынуждены теперь покрыть себя покупками, вследствие чего спрос на рынке увеличивается и не дает ценам слишком резко упасть к невыгоде производителей. То же самое следует сказать о С., имеющих своим объектом бумажные ценности, каковы акции предприятий, доходность которых подвергается колебаниям, или государственные фонды и векселя стран с бумажной валютой, курс которых колеблется в зависимости от перемен в политическом настроении или финансовом положении данного государства. Всякое событие, могущее влиять на изменение доходности бумаг, вызывает прежде всего внимание С., начинающей играть на понижение или повышение, а потом движение распространяется на круги действительных капиталистов, желающих поместить свои капиталы в возвышающихся в цене бумагах или, наоборот, желающих продать падающие бумаги. Таким образом спекуляционные, фиктивные сделки смешиваются с действительными, совершаемыми с целью действительного приобретения или отчуждения. Благодаря С. рынок расширяется и создается почва, всегда готовая к восприятию или отдаче ценностей. Биржевые бумаги только потому имеют настоящую ценность, что владелец их находится в полной уверенности, что ему во всякую минуту можно будет их сбывать или вновь приобретать. Дальнейшее народно-хозяйственное значение С. обнаруживается в том, что, благодаря им, производители получают возможность застраховаться от возможных случайностей сбыта их товаров или приобретения сырья в будущем. Мельник, обеспечивающий себя зерном на будущее время покупкой на срок, или сахарозаводчик, продающий свое будущее производство или импортер, заказавший товар в стране с колеблющейся бумажной валютой и обеспечивающий себя наперед покупкой на срок необходимой ему валюты, действуют каждый в интересах своего дела, обеспечивая себя от риска, сопряженного с будущим сбытом или покупкой, каковой риск принимают на себя спекулянты за известное вознаграждение.

Читайте также:  что такое радиальная конструкция шины

Законодательство всех почти цивилизованных стран с давних пор борется против С., стараясь нейтрализовать их вредные последствия, хотя усилия его мало увенчались успехом. Еще в начале XVII столетия, во время спекуляции с акциями ост- и вест-индской компаний, генеральными штатами изданы два узаконения (1610 и 1621 гг.), которыми «все продажи акций, не находящихся во владении, объявляются ничтожными, со взысканием сверх того штрафа в размере ¼ части проданной суммы в пользу доносителя, судьи и бедных». В Англии закон 1697 г. признает ничтожными все сделки поставки, совершенные на срок долее, чем в 3 дня. Законом 1784 г. (Barnard’s Acte) воспрещаются сделки с премиями в фондовых бумагах, реализация сделок уплаты разницы и вообще продажей фондов in blanco. Так как, однако, по статутам лондонской биржи не допускается судебное разбирательство споров, возникающих по биржевым сделкам, совершенным между членами, и так как, сверх того, запрещения Barnard’s Acte относились только к английским государственным бумагам, то и этот закон но имел существенного практического значения и в 1800 г. был отменен. Изданный в 1867 г. Leemans’s Acte вновь подтвердил запрещения продажи банковых акций in blanco, но также безуспешно. Во Франции законом 1724 г. воспрещается официальным биржевым маклерам, под страхом наказания, всякое посредничество в С., в которых нет налицо бумаг и покупной цены. Закон этот ни к чему не привел, как и распоряжения 1785 и 1786 гг., несколько смягчившие предыдущий закон тем, что наказание было отменено и срочные сделки без обеспечения их бумагами были только объявлены не имеющими законной силы. В революционную эпоху опять был восстановлен закон 1724 г. Далее статья 1965 Code civil объявляет все договоры, имеющие своим предметом игру или пари, не подлежащими иску, а ст. 421 Code penal грозит за всякое пари на повышение или понижение курса публичных бумаг, тюремным заключением и денежным штрафом, причем, согласно ст. 422, таким пари должно считать всякий договор поставки или продажи публичных бумаг, относительно которого нельзя доказать, что бумаги эти во время заключения договора находились в распоряжении продавца или должны были, по крайней мере, находиться ко дню поставки. Судебная практика постоянно колебалась относительно применения этих статей, то обнаруживая слишком большую мягкость, то, наоборот, слишком большую строгость. С сороковых годов, однако, все С. стали признаваться действительными и подлежащими иску, если только существовало действительное намерение поставить к сроку бумаги и платить деньги. Новейшее узаконение относительно этого предмета относится к 28 марта 1885 г., будучи отчасти вызвано биржевым кризисом 1882 г., при котором многие несолидные спекулянты отказались исполнить свои обязательства, ссылаясь на ст. 1965 Code civil. Согласно новому узаконению, все срочные сделки с публичными и другими ценными бумагами, как с предметами продовольствия и другими товарами, признаются законными, никто не может отказаться от исполнения принятых на себя по этим сделкам обязательств, ссылаясь на ст. 1965 Code civil, хотя бы реализация этих сделок окончилась уплатой разницы. Далее, отменены упомянутые выше законы 1724, 1785 и 1786 гг., как и ст. 421 и 422 Code penal. Осталась в силе только ст. 419 Code penal, по которой повышение или понижение курса ценных бумаг или цены товаров, путем распространения ложных известий, подлежат наказанию. В Пруссии срочные сделки только с некоторыми бумагами объявлены были недействительными; так, например, сделки с испанскими государственными фондами в 1836 г., сделки вообще с иностранными фондами в 1840 г., затем в 1844 г. — сделки с железнодорожными акциями, промессами и т. д. Но все эти узаконения законом 1 июля 1860 г. отменены. По определениям нынешнего германского торгового кодекса (ст. 338, 354, 355 и 357) и судебной практики, все срочные сделки считаются действительными и подлежащими иску, если только стороны прямо не обусловили реализации своей сделки одной только уплатой разницы. В Австрии, по закону 1875 г., при разборе исков, возникающих из биржевых сделок, не может иметь место возражение, что в основе договора лежит сделка на разницу, имеющая значение игры или пари, и такие иски должны быть удовлетворены, как действительные. О русском законодательстве — см. Биржевые операции.

См. литературу в ст. Биржа. Сверх того: Eschenbach, «Zur B ö rsenreform» (Б., 1892); Kohn, «Der Getreideterminhandel» (Лейпциг, 1890); Munck, «B örsenmissstä nde» (Б., 1892); Wiener, «Differenzgesch ä ft vom Standpunkte der jetzigen Rechtsprechung» (Берлин, 1893); Вебер, «Биржа и ее сделки» («Международная библиотека» Юровского, №№ 48 и 49, Одесса, 1890); Б. Брандт, «Современная европейская биржа» («Русское Богатство», 1893, сентябрь—октябрь).

Источник

DACHARAI - самый большой ресурс для садовода
Adblock
detector